Irvuz

Возможна ли нравственная политика?

Православный политолог:

Возможна ли нравственная политика?

ТАЛЛИНН, 2 авг — Sputnik, Светлана Бурцева. Июльским гостем медиа-клуба “Импрессум” в Таллинне стала Елена Жосул — публицист и полемист, общественный деятель, ведущая религиозного телеканала “Спас”.

Будучи политологом по образованию, кандидатом политических наук и глубоко верующим человеком, Елена Жосул всю свою профессиональную жизнь занимается вопросами взаимоотношения религии и общества, анализируя проблемы общества сквозь призму ценностей Церкви.

Незнание политики не убережет от лукавого

– Елена, вы говорите, что политика может быть и от Бога, и от лукавого, и призываете верующих интересоваться политикой, чтобы за них не принимали решения люди неверующие. Но ведь это же можно адресовать не только верующим?

— О гражданской позиции верующих мирян я сужу по социальным сетям, блогам, форумам — часто обнаруживаю принципиальную, в каком-то смысле показушную аполитичность, индифферентность, равнодушие, даже брезгливость к миру политики.

“Импрессум” пригласил в Таллинн одну из самых ярких ведущих “Cпаса” >>

Я как человек, занимающийся политикой непосредственно, как ведущая социально-политического ток-шоу на канале “Спас”, считаю, что это позиция пораженческая. Если мы будем равнодушно относиться к политике, мы будем от нее зависимы, потому что будут приняты законы и установлены нормы, чуждые нашим интересам и правилам.

Это как “не хочешь кормить свою армию, будешь кормить чужую”, “не хочешь интересоваться политикой — она заинтересуется тобой”.

© Sputnik / Вадим Анцупов

Елена Жосул – ведущая телеканала «Спас», православный политолог и общественный деятель

Доверять — хорошо, но нужен контроль

– Присуще ли власти такое качество, как нравственность?

— Конечно. Фактически на протяжении всей истории существования государств нравственные нормы в той или иной степени присутствуют в структуре государства.

В монархии главный образчик нравственности и человек, на которого смотрят как на нравственный идеал, — конечно, монарх.

В республике и демократии нравственность распылена и сконцентрирована в том органе правления, который принимает ключевые решения.

– Есть ли некий критерий, который определяет границы нравственного личного поведения человека у власти?

— Тут, я думаю, мы неизбежно подходим к вопросу общественного контроля: способно ли само общество в конкретном государстве адекватно следить за собственной властью, если это не сакральная форма правления, как монархия, когда власть дана Богом и с монарха существует отдельный спрос.

Российский космонавт: конкуренция и политика до космоса не долетают >>

Если мы говорим о демократическом обществе, то оно должно давать власти по рукам, если власть переходит за установленные в этом демократическом государстве рамки. Очевидно, что человек у власти, который ворует, пользуется своим служебным положением в личных целях, должен быть изобличен, осужден, наказан за поведение, которое нарушает нравственные нормы конкретного общества.

© Sputnik / Вадим Анцупов

Елена Жосул – ведущая телеканала «Спас», православный политолог и общественный деятель

Здесь вопрос и к обществу тоже: способно ли оно контролировать нравственность собственной власти и бить по рукам за отклонение от нее.

– По мнению многих ученых, при модернизации государства, которое только вступило на путь движения к индустриальному обществу, демократизация зачастую порождает коррупцию. Как в таких условиях бить по рукам и кто конкретно это должен делать?

— Это болезненный вопрос, и не только для России. Я в своей студии пытаюсь обсуждать эти вопросы, но они повисают в воздухе. Мне никто из экспертов, умных ученых, не может сказать, что делать.

Что делать, например, с изобличаемыми детьми чиновников, которые откровенно воруют из бюджета и через различные схемы занимаются “распилом” денег и которых не наказывают? Где-то в другой стране это было бы чревато пожизненным исключением из политической элиты и тяжелым наказанием.

Кому машина — не средство передвижения

– Но ведь нравственный человек не станет воровать — и неважно, будь то чужой карман, финансы предприятия или бюджет страны?

— Безусловно. Причем, если человек нравственный, а тем более воспитанный на религиозном знании, он не станет воровать не потому, что боится наказания, а потому что знает, что есть высший суд — Бога. Я боюсь, что у нас сегодня во власти людей, которые нефальшиво, непритворно пропитаны нравственными ценностями, очень мало. Я даже не уверена, что есть шанс перевоспитать нынешних чиновников.

Очень многие, даже те, кто жертвует огромные суммы на строительство храмов и выстаивает демонстративно на праздничных молебнах в первых почетных рядах в кафедральных соборах по регионам, на самом деле закоснели до такой степени, что оказывается неудивительным, что в какой-то момент их ловят на левых сделках. И об этом надо говорить, называя имена.

– В адрес церковнослужителей часто летят упреки в получении сомнительной собственности в виде больших территорий земли, дорогих особняков, в участии в коррупции. Как вы прокомментируете это?

— Во-первых, конечно, на каждый случай надо смотреть отдельно. Во-вторых, у меня есть такой критерий: если земля, имущество монастыря или прихода используются в интересах церкви и общества (например, открывается дом для сирот или дом для мам) — это один вопрос; если, например, земля монастыря распродается под коттеджи — это другой вопрос.

© Sputnik / Вадим Анцупов

Елена Жосул – ведущая телеканала «Спас», православный политолог и общественный деятель

Есть сфера, где я даже готова выступить за определенный имущественный ценз, — это личная роскошь священнослужителей. Я вижу, насколько неоправданно дорогие машины мешают имиджу церкви, когда на них ездят священники.

Одно дело, когда церковь в деревне, где нет асфальтированной дороги и на легковушке по ухабам не проехать, а по службе необходимо посещать множество мест и людей — нужна машина с большей проходимостью. Но если какой-нибудь люксовый автомобиль за несколько миллионов рублей священнослужителю подарил губернатор или спонсор — пеняй на себя. Это неправильно.

– К тому же на какие деньги этот подарок сделан — из местного бюджета или личного дохода губернатора.

— Да, тоже непонятно. И зачем брать дар, происхождение которого откровенно сомнительно?

Лет пять-шесть назад один из наших митрополитов предложил договориться о максимальной планке стоимости автомобилей, на которых могут ездить священники.

Я помню настроения в кругах священников — хоть бы пронесло, хоть бы про это предложение забыли. В итоге это заявление так и осталось популистским и ничем не закончилось.

Но я нахожу в этой идее много разумного, поскольку светских людей смущает сформированный стереотип “попа на мерседесе”.

Этот стереотип застилает людям глаза и мешает увидеть замечательных сельских батюшек в залатанных рясах и на запорожцах, которые делают очень много полезного, важного, нужного для людей. Ими полна сегодня Россия. Эти батюшки восстанавливают не только храмы, но и села рядом, открывают фермерские хозяйства, мужиков пьющих вытаскивают в нормальную жизнь. Но люди видят “попов на мерседесах”.

В Таллинне пройдет международная православная конференция молодежи>>

Один негодяй в рясе после какого-нибудь церковного банкета, выпивши, въехал в столб или, не дай Бог, сбил какую-нибудь старушку — это все получает информационное распространение, и у людей в головах возникает перекос в оценке.

С каких грехов начинается предательство

– Тогда вопрос в том, что с отдельного случая оценка переносится на все явление целиком. Это похоже на манипуляции с информацией, когда оппозиция, например, обличая проворовавшегося губернатора, клеймит и все государство, и армию, и президента. Подобное обращение с информацией — нравственно?

— Очень интересный вопрос. За такой склонностью человеческой природы к следованию определенным клише, стереотипам и штампам кроется очень много подспудных грехов.

Во-первых, это нежелание слушать другого человека, вести диалог, принимать альтернативную точку зрения. Во-вторых, это лень.

Очень легко проглотить то, что тебе разжевали и засунули в рот — не надо самому трудиться над тем, чтобы разобраться в чем-то.

Удобно следовать за чужим мнением, не включая собственную голову, не включая трезвомыслие. В обилии информации люди полностью растворяются и живут автоматически.

Автоматизм — страшное дело, разрушающее духовную природу человека. И сегодня часто говорят об осознанности — нахождении здесь и сейчас.

Одна из добродетелей христианина — трезвомыслие — это то, чего человек может достигать в процессе молитвенной практики, поскольку православная литургия — это здесь и сейчас.

А трезвомыслие — это призвание человека-христианина разобраться в конкретном случае самому, не закрываться от информации, понять, допустимо ли переносить оценку с частного на целое.

© Sputnik / Вадим Анцупов

Елена Жосул – ведущая телеканала «Спас», православный политолог и общественный деятель

– Например, сотрудник полиции получил взятку, и кто-то сделал вывод, что вся полиция продажна и коррумпирована. А кто-то подхватил эти оценки и убежденно передает их дальше. Что здесь с точки зрения нравственности?

— Здесь мы неизбежно приходим к вопросу об осуждении — “не судите, да не судимы будете”. Не судите, потому что вы не знаете контекста. Только Бог знает всю полноту обстоятельств. К тому же это грех, в котором часто исповедуются. К этому греху склонна женская природа — сплетни, преувеличения. Этот грех очень по-разному проявляется.

Взгляд из Франции: русские везде должны оставаться русскими >>

Что касается профессии журналиста, то в этом смысле мы ходим по тонкому льду, тому пространству, где и хирургическая точность нужна, и постоянная память о том, что твоя работа, твои слова подспудно влияют на очень большое количество людей.

К вопросу о нравственности здесь слова Христа — “кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской” — опасность для журналиста.

Если он в своей работе в каком-то месте сфальшивил, натянул, исказил, недоговорил, соврал, он тем самым для очень многих людей изменил реальность.

© Sputnik / Вадим Анцупов

Елена Жосул – ведущая телеканала «Спас», православный политолог и общественный деятель

– В передаче “До самой сути” вы поднимали тему дела Ивана Голунова.

Одновременно в эфире радио “Комсомольская правда” историк, политик Николай Стариков в связи с тем же делом отмечал, что использование ареста Голунова для очернения правоохранительных органов государства, тем самым расшатывания основ государства, — тоже преступление. Но почему об этом никто не говорит и никто не отвечает за это деяние?

— Я совершенно с этим согласна. Это очень трудно достижимый баланс в попытке установить справедливость и защитить интересы государства, не пошатнуть его авторитет, что самое главное в подобной ситуации.

Мы долго думали, брать нам эту тему или нет. Мы понимали, что дело Голунова “не объедешь”, потому что о нем кричат абсолютно все.

Канал “Спас” подчинен Московской патриархии и, разумеется, идеологически отстаивает интересы государства, его институтов, страны.

И как здесь не быть откровенно пропагандистским с одной стороны, и с другой — стараться говорить про отдельные постыдные вещи — коррупцию, должностные преступления? Это, наверное, к вопросу “порицаю грех, но не грешников”: грех как язву вижу, вычленяю, осуждаю, но при этом с милосердием отношусь к личности того, кто опустился до этого греха.

От безнаказанности до преступления

– Нет ли опасности в толерантности? Разве приятие или прощение малого проступка не приводит к тому, что безнаказанность открывает дорогу к преступлению?

— У толерантности, безусловно, должны быть определенные пределы, потому что чрезмерная толерантность входит в противоречие с понятием иммунитета: толерантность ослабляет иммунитет, и организм становится открытым к любым внешним инфекциям-воздействиям. В итоге организм начинает изнутри разрушаться и постепенно погибает.

Писатель Павел Басинский: перемены в обществе должны проходить естественно >>

Это аллегория, которую можно перенести на жизнь государства, общества, семьи, отдельного человека. Конечно, здесь необходим баланс. Необходимо понимать: мы продолжаем проявлять христианское человеколюбие к другому и его праву быть другим, или мы уже отступаем от своих принципов, заповедей Христа, предаем собственную веру.

– Если государство как единый организм становится слишком толерантным по отношению к своим отдельным составляющим элементам, которые покушаются на его целостность, оно должно бороться?

— Разумеется. Это об общественной морали — до какой степени мы готовы в нашем обществе быть толерантными к нормам, которые нам навязываются этническими, религиозными, культурными, политическими меньшинствами, которые хотят жить по своим нормам. Но вопрос: если эти нормы выходят за рамки сообщества, не разрушают ли они принципы жизни большего сообщества — государства?

Лет десять назад на Рождество у нас была вечеринка, на которой собрались журналисты, связанные с религиозной тематикой.

С нами был известный протоиерей Всеволод Чаплин, который каждому из собравшихся адресовал персональное поздравление.

И мне он тогда сказал: “Лена, я вам желаю, чтобы все, что вы будете делать в вашей профессии и что вы будете узнавать о жизни Церкви, о жизни людей внутри Церкви, не разрушило бы вашей искренней веры”.

И я это пожелание запомнила на всю жизнь. Я благодарна за то, что мне удается любить Церковь и в то же время не бояться какой-то неприятной информации о ней, не позволять этой информации искажать мое собственное мнение о своей святыне.

© Sputnik / Вадим Анцупов

Ведущая телеканала «Спас», православный политолог и общественный деятель Елена Жосул

Хочется пожелать людям сохранять этот баланс во всем — не только в отношении веры, но в отношении к своему окружению и государству.

Все материалы Sputnik Эстония о гостях медиа-клуба “Импрессум” смотрите здесью

Источник: https://ee.sputniknews.ru/society/20190802/17453685/Pravoslavnyy-politolog--popy-na-mersedesakh-zastilayut-lyudyam-glaza.html

Возможна ли нравственная политика

Возможна ли нравственная политика?

В мировой социальной жизни можно выделить четыре главных подхода к взаимоотношению политики и морали. Исторически первым из них является морализаторский подход.

Выражаемый в крайней форме — в форме морального абсолютизма, — этот подход означает, что политика должна не только иметь высоконравственные цели (общее благо, справедливость и т.п.

), но и при любых обстоятельствах не нарушать нравственные принципы (правдивость, благожелательность к людям, честность и т.п.), используя при этом лишь нравственно допустимые средства.

Морализаторский подход к политике, господствовавший в общественной мысли вплоть до Нового времени, не утратил своего значения и в XX в. Известный русский религиозный философ В.С.

Соловьев писал: “Как нравственность христианская имеет в виду осуществление царства Божия внутри отдельного человека, так христианская политика должна подготовлять пришествие царства Божия для всего человечества как целого, состоящего из больших частей – народов, племен и государств” Соловьев В. С. Сочинения: В 2 и. Т. 1. М., 1989. С. 59..

Освобожденный от крайностей, морализаторский подход к политике представлен, в частности, в идеологии христианско-демократического движения — одного из наиболее влиятельных политических движений современного мира.

Такой подход, понимаемый как нравственный ориентир субъектов политики, их стремление сделать ее нравственной, учитывая при этом социальные реальности, способствует гуманизации политики.

В то же время жизнь показала, что попытки полностью подчинить политику нравственности в духе морального абсолютизма обрекают ее на неэффективность и тем самым компрометируют и мораль и политику.

Гипертрофированным отражением различий политики и морали является подход к их взаимоотношению, отделяющий эти две области общественной жизни друг от друга.

Согласно этому (второму) подходу, политика и мораль автономны и не должны вмешиваться в компетенции друг друга.

Мораль — это дело гражданского общества, личной ответственности, политика же — область противоборства групповых интересов, свободная от нравственности.

Родоначальником таких взглядов многие считают Макиавелли.

Действительно, этот выдающийся мыслитель, как уже отмечалось, освободил исследование политики от религиозного и этического контроля, поставил в центр политического анализа проблему эффективности политики, способов и средств достижения целей. В своей знаменитой работе “Государь” (1532 г.

) он утверждал, что политика должна учитывать конкретное состояние общественных нравов, в том числе нравственную испорченность людей. Человек, желающий всегда делать добро, при безнравственном окружении ничего не добьется, не будучи реалистом, и погибнет.

Поэтому если в народе не развиты гражданские добродетели и в обществе нарастает анархия, то ради спасения государства и порядка государь вправе использовать любые, в том числе и безнравственные средства. В частной же жизни он обязан руководствоваться общепринятыми нормами морали.

Макиавелли, таким образом, сохраняет мораль как регулятор частной жизни политиков, а также как благородную цель, оправдывающую безнравственные способы ее достижения. Поэтому было бы неверно считать его апологетом полного отрыва политики от морали.

Такой отрыв в большей степени характерен для большевистских вождей России. “Морали в политике нет, а есть только целесообразность” См.: Латышев А. Владимир Ильич Ленин: “Морали в политике нет” //Комс. Правда. 1992. 12 февр. , — говорил В.И. Ленин.

Попытки освободить политику от нравственных поставить ее по ту сторону добра и зла, как правило, предпринимаются для того, чтобы оправдать антигуманные действия или, по крайней мере, вывести политику из-под критики. На самом же деле они ведут к вмешательству политики в область морали и к ее разрушению.

Page 3

Игнорирование политикой нравственных ценностей делает ее аморальной. В реальной жизни безнравственность политики — широко распространенное явление. Это служит основанием для трактовки политики и морали как непримиримых противоположностей — добра (морали) и зла (политики). Это третья точка зрения на их соотношение.

Наиболее негативно оценивает политику анархизм. Политика и ее главный носитель — государство, писал отец русского анархизма М.А. Бакунин, “именно и значит насилие, господство посредством насилия, замаскированного и откровенного” Бакунин М.А. Государственность и анархия //Полн. собр. соч. Т.2. СПб.

, 1907. С. 27.. Зло, продолжал он, коренится в самой природе политики — во власти. “Кто облечен властью, тот по неизменному социологическому закону непременно сделается притеснителем и угнетателем общества”. Причем власть развращает не только ее обладателей, но и тех, кто вынужден ей покоряться.

Близкой к анархизму общей оценки политики придерживается марксизм. Он трактует политику как неизбежное в условиях существования эксплуатации, классов и социального неравенства зло, область насилия.

Однако это зло все же необходимо использовать пролетариату для свержения эксплуататоров, подавления их сопротивления и построения неполитического коммунистического общества, основанного на социальном равенстве, общественном самоуправлении и свободе личности.

Негативные оценки политики можно найти и у либеральных мыслителей. Так, известный русский философ Н.А. Бердяев писал: “у меня отвращение к “политике”, которая есть самая зловещая форма объективации человеческого существования, выбрасывание его вовне. Она всегда основана на лжи. Политика в значительной степени есть фикция, владеющая людьми, паразитарный нарост, высасывающий кровь из людей”.

Почему же у многих создается впечатление о политике как о “грязном”, аморальном занятии? Причины этого – не только в заблуждениях людей, но и в реальных чертах конкретной политики, а также в особенностях политики вообще.

Page 4

Можно выделить целый ряд причин, объясняющих кажущуюся, а очень часто и реальную аморальность политики. К ним относятся:

1. Уже упомянутые свойства власти распоряжаться материальными и духовными благами, судьбами людей. Это дает высокий престиж ее обладателям, влечет к государственной “кормушке” жаждущих личной славы и обогащения.

Обладающий властью часто испытывает соблазн использовать ее в корыстных целях, а зависящий от нее чувствует почтение к сильным мира сего, стремление угодить, польстить начальству и т.п. Развращающее воздействие власти на управляющих и управляемых нарастает по мере ее концентрации и усиления бесконтрольности.

Как говорил известный английский историк лорд Д. Актон, “всякая власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно”.

В силу этих особенностей власти для обеспечения гуманной направленности политики, предотвращения различного рода злоупотреблений общество нуждается в эффективной системе отбора не только компетентной, но и нравственной политической элиты, в обеспечении действенного контроля за власть имущими.

2. Органическая связь политики с насущными интересами людей. Как отмечали еще К. Маркс и Ф. Энгельс, “идея” неизменно посрамляла себя, как только она отделялась от “интереса”. Это в полной мере можно отнести и к нравственным идеям, большинство из которых по силе мотивации практического поведения обычно

уступают материальным интересам. В политике реальные, прагматические интересы традиционно стояли на первом плане, оправдывая хитрость, ложь, убийства и другие безнравственные поступки.

Как сострил по этому поводу один из послов английского короля Якова I, политик — “это вежливый человек, который должен лгать в интересах своего государства”.

И хотя коллизии между политикой и нравственностью возникают далеко не всегда, в случае появления таких противоречий они чаще разрешаются в пользу интересов.

3. Обобщенность, безличность, представительность и опосредованность осуществления политических решений, облегчающие отступление от морали. Политические решения обычно принимаются от имени партии, народа, нации, класса и т.п. и касаются не конкретных личностей, а достаточно общих социальных групп и объединений.

Те, кто принимает решения, как правило, их непосредственно не исполняют и часто не видят и не чувствуют негативных последствий своей политики. Принять общее решение, например, о ликвидации целого эксплуататорского класса, в моральном отношении значительно легче, чем самому уничтожить хотя бы одного его представителя.

Очевидно, что идеолог красного террора Ленин, будучи человеком достаточно воспитанным и просвещенным, вряд ли сам смог бы убить невинного человека из числа привилегированных классов, выходцем из которых был и он сам.

Однако, действуя как политик, он отдавал приказы о взятии и расстрелах заложников, советовал для массового наступления на войска генерала Юденича поставить впереди пулеметов тысячи мирных “буржуев”, распорядился сжечь целый город Баку в случае его захвата британскими или турецкими войсками.

4. Влияние на политику групповых ценностей и групповой морали, часто противоречащих общечеловеческим основам нравственности.

Попытки создать новую, классовую мораль, отличную от традиционной нравственности, были предприняты в странах бюрократического социализма.

“Наша нравственность, — говорил Ленин, — подчинена вполне интересам классовой борьбы пролетариата. Наша нравственность выводится из интересов классовой борьбы пролетариата”.

Противопоставление групповых интересов и ценностей общечеловеческой нравственности, подчинение морали политике на деле означает разрушение всякой морали. Яркий пример вырождения морали — пропаганда в СССР как геройского поступка политического доноса пионера Павлика Морозова на своего отца.

Негативное влияние групповых ценностей и интересов на нравственность политиков и политики имеет место и в демократических странах, где политические лидеры обычно предпочитают не выносить сор из собственной партийной или правительственной избы, часто утаивают неблаговидные факты. Некоторые из них при этом сознательно “пачкают руки”, оправдывая свои безнравственные поступки как благородную личную жертву ради общего дела.

5. Мультипликационный эффект политических злоупотреблений. Он заключается в том, что аморальные действия в высших эшелонах власти имеют свойство умножаться, нарастать подобно катящемуся вниз снежному кому.

Реально это проявляется в том, что аморальный высший руководитель обычно стремится освободиться от честных работников или сделать их своими сообщниками, окружает себя угодными людьми, которые, в свою очередь, также плодят себе подобное окружение.

Мультипликационный эффект злоупотреблений ведет к закрытости и вырождению правящей элиты. Его проявления особенно велики в жестко централизованных политических структурах со слабо развитыми автономией частей и контролем снизу. В России последних лет такой эффект проявился, в частности, в массовом распространении коррупции.

  • 6. Ориентация политики на эффективность, достижение цели. Как уже отмечалось, политические организации и движения создаются для реализации определенных целей. Пути и средства их достижения имеют для членов организация второстепенное значение, что облегчает возможность использования руководителями безнравственных средств. Именно за результативность руководство несет ответственность перед членами организаций и электоратом. Средства же и способы получения результатов мало кого интересуют и обычно остаются в тени.
  • 7. Конфликтность политики, ее функционирование как отношений друзей (союзников) — врагов (соперников), повышающие эмоциональную враждебность или, по меньшей мере, напряженность между субъектами политики. Врагам же или соперникам, как известно, очень редко стремятся делать добро, а это — важное требование нравственности.
  • 8. Публичность политики, внимание к ней со стороны общества, а также более высокие нравственные требования, предъявляемые гражданами к политическим лидерам. Политика затрагивает интересы многих людей. Поэтому ее главные творцы на виду у общества. Их считают не только наиболее компетентными, но и лучшими, достойными доверия людьми.

Политики оцениваются гражданами, прежде всего, в двух главных качествах: деловых (компетентность, энергичность, умение руководить людьми) и человеческих, нравственных (порядочность, справедливость, забота о людях, готовность защищать их интересы).

Из-за повышенной общественной значимости деятельности политиков объектом общественных суждений является не только их профессиональная, но и личная жизнь. При этом судят политиков обычно более строго, чем рядовых граждан.

Так, например, в США уже немало претендентов в президенты и парламентарии поплатились политической карьерой за то, что когда-то имели любовниц и это стало достоянием общественности. В отношении рядовых граждан такие факты почт ни у кого не вызывают особого осуждения.

Таким образом, реальная политика, как видно из сказанного выше, очень часто бывает далека от нравственности и считается многими “грязным делом”.

Однако полностью оторваться от морали политика не может, ибо это рано или поздно ведет к компрометации самой политики и деградации всего общества.

Осознание этого, равно как и претензия на реализм проявляются в следующем, четвергом, подходе к взаимоотношению политики и морали.

Источник: https://studwood.ru/1073697/politologiya/vozmozhna_nravstvennaya_politika

ovdmitjb

Add comment