Irvuz

Социальная организация животных

Содержание

Социальные отношения в животном мире Исследования

Социальная организация животных

Большинство людей полагают, что мы отличаемся от животного мира своей разумностью и наличием сложных социальных институтов. И если наша разумность не вызывает сомнения, то вот сложные социальные отношения возникли намного раньше появления человека.

Изучение поведения в группах животных помогает современным исследователям не только глубже понять психологию животных, но и найти древнейшие подсознательные механизмы, которые стоят за сплочением людей в различные сообщества.

Результаты этих исследований мы и рассмотрим в этой статье.

Что такое иерархические отношения

В первую очередь стоит определить, что именно нужно рассматривать как иерархию. Это порядок подчинения в популяции, при котором обеспечивается наиболее эффективное выживание членов сообщества. Стоит сразу провести границу между иерархической и кастовой системой сообщества.

Касты существует у таких типов насекомых как муравьи, термиты и пчелы. особенность такого строя – невозможность изменить свое положение в обществе. У этих насекомых принадлежность к касте запрограммирована генетически, что связанно со специфической анатомией, что попросту делает невозможным выполнение других функций. Например, у термитов разделение на касты следующее:

  • Король и королева. Это особи, способные к размножению. Именно они основывают новый термитник, и являются родителями всех его обитателей. Королева может отложить до нескольких тысяч яиц в сутки, при этом её тело меняется, увеличиваясь до громадных размеров, так что она не может самостоятельно перемещаться. Также королева выделяет ряд феромонов, которые ответственны за лояльность каждого члена термитника.
  • Солдаты. Эти термиты имеют врожденный набор смертоносного оружия: громадные жвала, длинные «носы» для опрыскивания едкой жидкостью, гипертрофированные головы, которыми они перекрывают узкие входы в термитник и т.д. Некоторым видам громадные жвала мешают самостоятельно питаться, и их кормят рабочие. На генетическом уровне у них запрограммировано полное самопожертвование в случае опасности для колонии.
  • Рабочие. Маленькие и трудолюбивые члены сообщества, которые строят стены, добывают пищу, обрабатывают грибные фермы, кормят солдат и правящую королевскую пару и т.д.

Иерархические отношения опираются на личные возможности животного. Более сильные физически и психически устойчивые особи начинают доминировать над слабыми сородичами.

И одновременно с этим, им приходиться брать на себя управление жизнью популяции, принимая важные для выживания решения.

В иерархической системе каждый участник сообщества имеет потенциальную возможность подняться на вершину иерархии, и только от его личностных качеств зависит, сможет ли он это сделать.

Типы иерархических отношений у животных

Исследователи называют особей в порядке их доминирования буквами греческого алфавита от «альфа» для главенствующего животного, до «омега» для парий на нижайшей ступеньке социальных лестниц. Наблюдение за поведением различных животных сообществ позволило выявить несколько устойчивых схем доминантного поведения:

  • Линейная иерархия. Впервые эта система была описана норвежским исследователем Шйелдруппом-Эббе в 1922 году. Он наблюдал за порядком питания у кур, и описал их взаимоотношения как «порядок клевания». Первая делает клевок «альфа» курица, за ней клюёт «бета» и так далее по старшинству в иерархии. При неудачной попытке выйти за рамки установленного порядка бунтарь подвергается физическому наказанию или изгнанию из группы.
  • Круговая иерархия. Довольно редкий тип взаимоотношений, характерный только для кур и их ближайших родственников, а также для некоторых социальных групп людей. В этом случае «альфа» доминирует над «бетой». «Бета» над «гаммой». «Гамма» над «дельтой». А вот «дельта», как это ни странно, довлеет над «альфой». Помимо такого кругового доминирования в подобных группах есть одна или две особи, которых бьют все остальные члены сообщества.
  • Деспотическая иерархия. В этом случае один сильнейший альфа-самец доминирует надо всей популяцией. Такой тип поведения характерен для таких приматов как лангуры, долгопяты и тонкотелы.
  • Семейная иерархия. Отличается тем, что помимо доминирования самца, в его гареме есть несколько самок, которые подчиняют себе остальных женских особей в популяции. Альфа-самец занимается управлением самцами, прямое управление гаремом берут на себя старшие самки. А главный самец просто следит, чтобы самки не покидали территорию проживания стаи. Такие взаимоотношения характерны для павианов.
  • Ролевая иерархия. Структура сообщества, в котором доминируют особи, взявшие на себя определенную почетную роль. Например, у многих видов приматов самцы и самки, выполняющие обязанности «няни», сразу же поднимаются по иерархической лестнице.
  • Сквозная иерархия. Доминирование одного самого опытного и умелого члена сообщества над остальными. В отличие от деспотичного управления, главенствующая особь выдвигается не за умение всех побить, а за интеллект и способности к выживанию.
  • Параллельная иерархия. В этом случае в сообществе выстраиваются две цепочки подчинения – одна среди самок, вторая для самцов.
  • Иерархия по поведенческим актам. В некоторых группах животных доминирует та особь, которая первая совершает определенные действия: принимает пищу, бросается на врага, спаривается с самками и т.д. Например, собаки воспринимают в качестве «альфы» того, кто ест первым.

Изучение иерархических структур полезно для тех, кто занимается одомашниванием животных. Животные, находящиеся среди людей, воспринимают себя членом «стаи» и, понимая, как у данного вида строятся доминирование, можно добиться полного подчинения от своего питомца.

Примеры иерархического поведения у различных животных

Теперь стоит рассмотреть конкретные примеры социальных структур, созданных различными видами живых существ. Общественное поведение начинает наблюдаться у тех представителей животного мира, которые в ходе эволюции обзавелись развитой нервной системой. Поэтому рассмотрим доминантные взаимоотношения от беспозвоночных до высших приматов.

Сверчки

Среди этих насекомых происходят нешуточные бои за власть. Самцы сражаются друг с другом за обладание территорией и, как правило, побеждает сильнейший. Именно пение сверчков-победителей можно услышать теплыми вечерами. А самцы низкого ранга живут молча. И если они и начинают петь, то только для того, чтобы бросить вызов текущему альфа самцу.

Пауки

Некоторые виды пауков создают сложные колонии, которые уникальны тем, что в них отсутствует жесткая кастовая или иерархическая система, но при этом имеется четкое разделение труда. Пауки с агрессивным характером плетут сети и занимаются охотой.

Более «мягкосердечные» собратья занимаются заботой о потомстве. В таких колониях могут жить до 100 особей. Пауки совместно плетут сети, которые получаются более крепкими, чем возможно сделать в одиночку.

Вместе они нападают на крупную добычу, которую невозможно победить одному пауку, и вместе оплетают её паутиной. В такие «паучьи города» нередко проникают гусеницы и жуки, которые живут с хозяевами в симбиозе, питаясь остатками их пищи.

Единственный недостаток такого общежития – в колонию нередко проникают другие виды пауков, которые попросту начинают есть хозяев, что приводит к гибели сообщества.

Крысы

Над крысами был поставлен интереснейший опыт. Исследователь Дидье Дезор поместил несколько групп из шести крыс в особые клетки.

Каждая клетка была разделена перегородкой и попасть на другую сторону можно было, только нырнув в бассейн и проплыв под ней. И там на другой стороне находилась кормушка с едой.

Съесть еду получалось, только вернувшись обратно. Группа крыс из шести особей быстро расслоилась на несколько классов:

  • Ныряльщики, которые не выдержали голода и первыми нырнули в воду за едой. Их всегда в такой группе двое.
  • Грабители, дожидающиеся возвращения ныряльщиков. Они били своих собратьев и отбирали еду. Так продолжалось, пока грабители не наедались, и только потом они позволяли питаться ныряльщикам. Таких особей тоже двое.
  • Независимый ныряльщик. Самая сильная крыса в группе – сама ныряет за едой, сама ест, так как побить ее грабители не могут. Такое поведение, скорее всего, вызвано нежеланием быть зависимым от покорности ныряльщиков.
  • Пария. И еще одна крыса не находила в себе смелости ни для плаванья, ни для драки. И поэтому такая особь питается только крошками, оставленными более сильными собратьями.

У опыта оказались интересные результаты. Первый – это исследование разрушительного влияния стресса на мозг подопытных крыс. Сильнее всего пострадали грабители – видимо из-за страха выхода рабов-ныряльщиков из-под контроля.

Второй опыт опять-таки провели над крысами-грабителями. Их отобрали из нескольких клеток и группами по шесть поместили в такие же условия.

Крысы дрались несколько часов, после чего распределились на такие же роли: два ныряльщика, два грабителя, независимый пловец и пария.

Слоны

У этих крупнейших наземных млекопитающих довольно сложная социальная структура.

Да и само поведение слонов весьма многогранно и разумно: они различают человеческие языки, имеют феноменальную память (помнят друзей и врагов на протяжении всей жизни), помогают слабым и больным животным, не принадлежащим к своему виду.

В обществе слонов царит матриархат – стадом управляет самая старая и мудрая самка, которая передаёт свой опыт подрастающему поколению. После смерти старшей самки управление на себя берет следующая по старшинству женская особь.

Слонихи берут на себя поочередную заботу о детенышах в стаде, умеют строить оборону от естественных врагов и выбирают место для лучшей кормежки. Взрослые слоны живут вне стада и приходят к слонихам для спаривания. Но если популяции грозит большая опасность (такая как засуха), то самцы возвращаются к стаду, и самый сильный слон берет на себя командование на время миграции.

Павианы

Из всех приматов именно у павианов самая сложная социальная организация. Их сообщество может достигать размера в 400 особей, и правит этой армией обезьян небольшая группа самцов, держащая в узде всю популяцию и не пускающая других мужских особей к самкам. Остальные самцы в группе выполняют функции охраны и добычи пищи для своих сородичей.

И одновременно плетут коварные интриги. Закулисье павианьего стада – это постоянная борьба за власть, в ходе которой постепенно кристаллизуется новая группа потенциальных управителей сообщества, которые бросают вызов действующему правлению.

Если революция удается, то группа бунтовщиков устраивает разборки между собой, в итоге которых у руля остается небольшое число равных по силе новых правителей.

Из наблюдения за животными можно понять, что расслоение общества на классы и социальное неравенство заложено в природе поведения большинства живых существ. И человек разумный не исключение.

А познания о схемах поведения братьев наших меньших поможет успешнее продвигаться в людской иерархической системе.

Оставайтесь с нами, и в будущем мы осветим социальные иерархии в человеческих сообществах.

Источник: https://science4technology.com/post/socialnye-otnoshenija-v-zhivotnom-mire/

Социальные животные: определение, виды, классификация, социальное поведение с примерами и взаимодействие между собой

Социальная организация животных

На нашей планете проживает огромное количество разнообразных живых существ, в общей сложности около 2 млн. видов. Их можно встретить везде: в почве или на ее поверхности, в воздухе или в воде, и каждое из них обладает своими уникальными свойствами.

Понятие «социальные животные»

Высшими видами в мире животных являются млекопитающие и птицы. По тому, как они взаимодействуют друг с другом внутри популяции своего вида, их можно отнести к животным-одиночкам или к тем, которые способны организовываться в постоянные группы.

Тех, кто обладает достаточно высоким уровнем организации, называют «социальными животными».

Изучением группового и территориального поведения млекопитающих и птиц в их среде обитания занимаются ученые этологи. Естественное наблюдение за ними является основным методом науки этологии, которая возникла на стыке зоологии, биологии и сравнительной психологии.

Важно знать: нельзя путать скопления животных, которые образуются под влиянием внешних факторов, например, пожара в лесу или миграции из-за нехватки пропитания, с социальной группой.

Одиночки в животном мире

Представители животного мира, которые только в брачный период контактируют с особями противоположного пола для продолжения рода, относятся к одиноко живущими животными. Некоторые из них продолжают поддерживать между собой контакты также и во время ухаживания за подрастающим потомством.

Несмотря на это, их нельзя отнести к животным из социальных групп. Представители семейства Кошачьи – самый известный пример животных, которые большую часть своей жизни проводят в одиночестве. Исключением в данном случае являются только семьи львов – так называемые прайды.

Все представители семейства, как правило, проживают на относительно четко ограниченных участках, достаточно больших по размеру, чтобы служить им круглогодичными охотничьими угодьями.

Социальные отношения среди животных

Под социальным взаимодействием животных внутри популяции одного вида подразумевают такое поведение особей, которое предоставляет каждой из них в отдельности шанс на выживание. При одиночном существовании такой возможности нет.

Хотя строгих рамок, которые бы на постоянной основе удерживали определенные виды социальных животных в группе, в природе нет. Группы могут как объединяться, так и распадаться. Принято делить подобные сообщества в зависимости от отношения их представителей друг к другу внутри структуры на:

  • Индивидуальные.
  • Агрессивные.
  • Ритуальные.
  • Структурированные.

Рассмотрим каждое из этих видов обществ социальных животных подробнее.

Индивидуальное дистанцирование

В данных социальных группах животных у каждой особи есть личное пространство, которое не рекомендуется нарушать даже сородичам из одного помета. Борьба, пусть за маленькую, но личную территорию, ведется весьма агрессивно, но стоит появиться внешней опасности, как стая либо объединяется, чтобы дать сообща отпор либо всем скопом пускается наутек.

Типичный пример социальных животных в индивидуальном сообществе – это парнокопытные в Африке. Антилопы и другие виды этого класса млекопитающих объединяются в стада, чтобы было проще выжить. Внутри сообщества они создают ячейки, например, самки с детенышами, холостые самцы и т. д., но при этом держат дистанцию между собой, не зная всех представителей стада, что называется «в лицо».

Если рассматривать социальные потребности животных в этих стадах, то они остаются на уровне инстинкта выживания.

Например, стоит какой-то нервной зебре почуять опасность и пуститься в бегство, как вслед за ней ринуться не только особи ее стада, но и пасущиеся рядом антилопы и другие животные.

Срабатывает стадный инстинкт, на время все забывают об индивидуальном пространстве, так как в приоритете закон выживаемости. Но стоит опасности, мнимой или явной, миновать, как каждый становится сам за себя.

Агрессия

Социальное поведение животных в сообществе, основанном на агрессивном лидерстве одной особи и подчинении остальных, отличается не просто сплоченностью, но и знанием его членов друг друга.

Как правило, в подобных группах от двух и более животных, чаще – это самец и несколько самок.

Самым ярким примером агрессивного вида сообщества являются львиные прайды, в которых молодые самцы изгоняются их отцом ради сохранения последним за собой лидерства.

Подобные группы имеют собственную территорию, которую самец рьяно защищает от соперников, и если самка и может прибиться к такой группе и стать частью прайда, то мужским особям придется драться за право охотиться или спариваться с ее представительницами.

Ритуальная агрессия

Далеко не в каждом сообществе животных, основанном на агрессии, работает правило «нападай и бей». Есть виды социальных животных, которые вместо жесткого отпора соперникам демонстрируют устрашающее поведение, как бы показывая, что последних ожидает, если они решатся нарушить чужие границы.

Всем известно, что псовые в качестве устрашения оскаливают пасть, показывая свои клыки. Причем, подобная демонстрация понятна не только представителю их вида, но и другим животным.

Человек постарается обойти стороной ощерившего пасть пса, то же самое сделают и собаки, не входящие в стаю.

Подобная угроза не касается самок, хотя излишне агрессивный самец может и им показать, кто на данной территории хозяин.

Подобные ритуальные устрашения свойственны многим млекопитающим (приматы оскаливаются, люди встают в бойцовскую позу), птицам и змеям (например, кобра надувает свой капюшон, а символ мира голубь «надувает» грудь).

Структурированные сообщества

Социальные животные, объединенные в такую группу, вынуждены с самого детства демонстрировать свое превосходство над сверстниками. Согласно основному правилу выживания в иерархическом обществе, побеждает сильнейший. Именно поэтому в подобных сообществах «поощряются» драки среди молодняка, выясняющего, у кого рога больше, зубы острее, мускулы крепче, клюв длиннее и т. д.

Слабые особи вынуждены будут подчиняться более сильным сородичам, даже если они «братья и сестры» из одного помета. В иерархическом обществе каждый знает свое место, и естественный отбор в нем наиболее заметен.

С одной стороны, гибель представителей стаи от соплеменников на лицо, с другой – в популяции преобладают сильные и здоровые особи, что позитивно сказывается на распространении вида и увеличении его численности.

Рассмотрим некоторые самые известные виды социальных животных более подробно.

Сообщества псовых

Хотя собаки и волки относятся к одному семейству, их поведение значительно разнится. Социальные группы (стаи) и тех, и других представляют собой более-менее сплоченные семьи, которые закрепляют за собой определенную территорию и отлично знают «своих» членов. Тем не менее, недавно ученые из Австрии, проведя эксперимент со стаями собак и волков, определили, в чем эта разница заключается:

  • Отношения в сообществе собак всегда авторитарные, строящиеся на принципе «лидер (альфа-самец) велел, все подчинились». Это наиболее заметно при кормлении животных. Пока лидер собачьей стаи ест, никто из ее членов не смеет даже близко подойти к еде. В волчьем сообществе все по-другому. Если стая загнала животное, то альфа-самец позволят всем ее членам есть одновременно, либо определяет приоритет кормления, например, беременные волчицы или щенки могут приступить к трапезе первыми.
  • В поисках еды собаки всегда полагаются на своего вожака, предпочитая подчиниться тому, в какую сторону он бежит, даже если направление неверное. В сообществе волков есть понятие «совещательного комитета», в котором каждый член стаи может «высказаться». Окончательное решение принимается вожаком, при этом он ориентируется на мнение большинства.

Такие, казалось бы, незначительные отличия позволяют определить тип сообщества, присущий каждому из видов, и сделать вывод, что волки – это более социальные особи. Они, хотя и объединяются в стаи, но все члены ее равны.

Этим животным присуще объединение в структурированные сообщества. Главенствуют в них старшие и более опытные слонихи, которые в прямом смысле являются связующим звеном между самцами, молодняком, малышами и представителями других кланов и семейств.

Эти социальные животные, как и люди, и приматы, и дельфины осознанно отождествляют свое отражение с собой, что говорит об их высоком уровне развития и способности испытывать эмоции.

В природе редко встречаются слоновьи сообщества численностью более 15 особей. Как только группа чересчур увеличивается, от нее отделяются подросшие самки, чтобы организовать собственную семейную ячейку.

Жизнь этих животных посвящена простым «радостям»: самки желают рожать и растить потомство, самцы – быть лидерами и иметь право на спаривание.

К сожалению, даже в XXI веке этим великанам грозит вымирание из-за человеческой жадности и жестокости.

Во многих странах созданы и успешно работают по защите этих животных социальные проекты, например, Всемирный день защиты слонов, который принято отмечать 22 сентября.

Дельфины

Этих животных любили во все времена, им поклонялись, приписывали божественное происхождение и считали такими же умными, как люди. Наверное, последнее утверждение связано с тем, что дельфины – не просто социальные животные, объединяющиеся в сообщества-стаи, но и умеющие общаться посредством звуков и сигналов, что, согласитесь, большая редкость в животном мире.

Язык дельфинов богат и разнообразен. Не одно поколение ученых посвятило свою жизнь его изучению. До сих пор идут исследования, как именно общаются эти морские животные и на какие расстояния, ведь в их арсенале слова, фразы, свист, слоги, из которых они создают целые предложения и даже абзацы.

Ученые выяснили, что сообщества дельфинов очень похожи на человеческие поселения, ограниченные территорией. Например, если стая занимает небольшой ареал, то ее члены знают друг друга «в лицо», как это бывает среди людей, проживающих в селах и небольших поселках.

Дельфины обучаемы (не путать с дрессировкой), что говорит о высокой организации их мозга. При помощи компьютеров люди пытаются сегодня переводить звуки, издаваемые ими, в волны и слова, чтобы научиться понимать и разговаривать с ними.

Высшие приматы

Социальная жизнь приматов строится на иерархических взаимоотношениях, в которых альфа-самец – это и защитник, и организатор, и «отец родной». Вожак решает, где есть, где спать, куда идти.

Иерархия в сообществах обезьян строится по вертикали и те, кто находится в самом ее низу, являются бесправными и самыми обделенными ее членами. Чаще всего, это старые особи или слабый молодняк.

Во многом взаимоотношения в стае зависят от привязанности ее членов друг к другу. В стаю могут принять, но также и изгнать за серьезный проступок. Такие решения принимают, как правило, вожаки, но и приближенные к нему самки способны заставить не понравившуюся им обезьяну уйти.

Пожалуй, у приматов отношения внутри социальной группы настолько же сложные, как и у людей. Возможно, это связано с тем, что они обладают зачатками разума, что присуще человекоподобным видам.

Они обучаемы и умеют применять на практике полученные знания.

Кроме звуков, они способны общаться мимикой и жестами, высказывая свою преданность и привязанность вожаку или пренебрежение к нижестоящим по иерархической лестнице особям.

Человек

Если определять самое социальное животное в мире, то это, конечно, человек, как представитель вида млекопитающих. Был даже проведен опыт всеми забытым сегодня королем Фридрихом II (XIII век). Младенцев кормили, мыли, пеленали, но с ними не разговаривали. Все они умерли, так как отсутствие ласки или даже негативного, но внимания, вызвало у них апатию, и они перестали есть.

Человек не способен длительное время находиться в изоляции от себе подобных и оставаться при этом психически полноценным. Многочисленные примеры из истории тому подтверждение.

Источник: https://FB.ru/article/405270/sotsialnyie-jivotnyie-opredelenie-vidyi-klassifikatsiya-sotsialnoe-povedenie-s-primerami-i-vzaimodeystvie-mejdu-soboy

Направления эволюции социальной организации животных

Социальная организация животных

Print PDF

Шимпанзе успокаивают друг друга после конфликта

Обычно, когда описывают социальное поведение животных, об эволюционном прогрессе этого самого поведения говорят мало или очень невнятно.

И понятно почему — все формы соцповедения, которые вы найдёте в учебниках — территориальность и обратное ей построение групп на основе системы доминирования-подчинения (часто не только и не столько на основе агрессии, но позитивных взаимодействий), разные формы взаимоотношений полов, кооперативное размножение, разные формы «альтуризма» и пр. — всё это повторяется во всех классах позвоночных.

Какие-нибудь территориальные цихлиды с репродуктивным разделением труда и сложнейшей заботой о потомстве тут не выглядят примитивней аналогичной системы желудёвых дятлов, карликовых мангустов или гиеновых собак. Или сложное пение соловья с т.з. приписываемых ему функций отнюдь не сложней кукования кукушки или «крекс-крекс» коростеля.

Где тут прогресс или хоть какие-то тренды эволюционного развития?
На деле такой тренд есть и вполне ясный.

Если мы возьмём, скажем, тетеревиный ток, то потеря территории одним из самцов (то есть «обнуление» его прежних социальных взаимоотношений с соседями) никак не взволнует этих последних, оставшиеся никак не среагируют на это и не сменят поведение, разве что попытаются поделить опустевшую территорию раньше, чем её займёт «активный вселенец». Вмешиваться, если с социальными связями компаньона что-то неладно — не их дело, каждый из них знает лишь свой манёвр, свои собственные отношения с другими особями, и если у «третьих птиц» их отношения с окружением не заладились, это «их проблемы».

«Утешение жертвы» — первый шаг усложнения социальности

И для того чтобы репарировать возникший «изъян» в социальной структуре группировки, есть «автоматический» механизм внутрипопуляционной регуляции, той самой «сортировки особей по потенциям», о которой я много писал ранее, чтобы «поставлять» более эффективных резидентов вместо выбывших, «заполнять вакансии», и тем самым восстанавливать структуру социальных связей в группировках, если вдруг нелёгкая судьба или недостаточная полноценность какой-то из особей вдруг «сломает» или «разорвёт» некоторые из связей.

Следующая ступень прогресса — это когда ухудшение или разрыв таких связей делается «не всё равно», прочим членам группировки, хотя формально это их никак не затрагивает (и не затрагивало на предыдущей ступени).

Они волнуются, их это стрессирует, они пытаются что-то сделать для восстановления нарушенных связей — например волки с воронами используют «утешение жертвы».

Обезьяны же вообще не только успокаивают жертву, но и сдерживают конфликты, хватая за руки агрессора, а поскольку часто это доминант, но ради целостности социальной структуры готовы рисковать своей шкурой.

Аллопрининг у воронов (соответствует грумингу у приматов)

Так, у вóронов Corvus corax обнаружено участие третьих особей в «утешении» жертв агрессивных взаимодействий и восстановлении социальных связей, нарушенных этой агрессией. Хотя данное поведение предполагает меньшую степень альтруизма, чем т.н.

reconciliation behaviour (которое в чистом виде известно только у обезьян, у не-приматов его наличие, в общем, дискуссионно), для птиц и подобное – интересная новость.

В том числе потому, что достаточно вероятно наличие этого явления у близкого вόронам и тоже стайного вида – грачей.

Австрийские учёные работали с группой из 13 воронов, семи самок и шести самцов, выращенных в неволе. В течение двух лет биологи фиксировали вспыхивавшие в группе конфликты и отмечали моменты, когда C. corax вели себя так, чтобы поддержать собратьев, например прикасались к клюву или телу сородича и чистили его перья.

Птиц содержали в вольере площадью около 240 квадратных метров. За время исследования было зарегистрировано 152 конфликта. И хотя сами оппоненты редко мирились друг с другом, жертвы охотно шли на контакт с наблюдавшими «третьими лицами», причём инициировалось взаимодействие с обеих сторон.

Правда, у воронов «третьи особи» лишь успокаивают сородича, пострадавшего от агрессии, прикосновениями и чистками пёрышек «снимают стресс», у обезьян же они ещё и останавливают агрессора или ластятся к нему, снимая агрессивность и немало рискуя. Иногда пострадавшие сами «требуют» утешения от третьих птиц, присутствующих при конфликте, — и как-то определяют именно тех, от которых получат его.

Поэтому авторы пишут, что у них слабые доказательства собственно реконсилиации после конфликтов (восстановление социальной связи между агрессором и жертвой, существовавшей до начала агрессии, через вмешательство в конфликт третьих особей), но чёткие доказательства постконфликтной аффилиации – снятия стресса у атакованной особи за счёт вмешательства наблюдателя, специфические действия которого восстанавливают готовность жертвы держаться в стае и взаимодействовать дальше. См. терминология авторов.

Зато готовность «давать утешение» жертвам чужой агрессии по собственной инициативе чётко коррелирует с устойчивостью социальных связей между ними жертвой, независимо от родства. Она же чаще встречается после наиболее интенсивных конфликтов, в отличие от «утешения», вызванного активностью самой жертвы.

Показана взаимная положительная связь между активным «поиском утешения» жертвой у наблюдателя, и снижением вероятности повторной агрессии в отношении «утешенной» особи; первое вызывает второе, что в свою очередь стимулирует рост готовности утешать.

Однако это нехарактерно для пост-конфликтной аффилиации, предпринятой по инициативе самого наблюдателя. Готовность к подобному поведению связана именно с устойчивостью социальной связи между ним и жертвой, и не зависит от интенсивности прошлой агрессии  в отношении неё.

Анализ социальных связей наблюдателя, оказывающего помощь, с агрессором и с жертвой агрессии, показывает, что вторые всегда сильнее, важнее и теснее, чем первые.

Правда, не отведено и второе, социобиологическое объяснение «утешений» у воронов – это такой способ получить информацию об уровне агрессивности разных членов стаи, не вступая с ними в рискованные агрессивные взаимодействия и, соответственно, оценить плату за взаимодействия с ними, если оно в друг случится.

Типа наиболее прочные социальные связи индивиды обычно устанавливают с подобными себе по уровню агрессивности, общего возбуждения и другим показателям, отражающим рецептивность и реактивность животного к соответствующей социальной стимуляции.

Тогда по силе стресса «утешаемой» особи можно оценивать силу агрессоров, «пересчитывая» это на себя.

Я думаю, что подобное «утешение» (может, и полная форма reconciliation behaviour) постепенно будет найдена у всех тех стайных видов птиц, где стаи не анонимны, но внутри них образуются персональные альянсы особей, которые вместе держатся, кормятся, чистят друг друга (существует развитый аллопрининг, постоянные акты которого маркируют и поддерживают социальную связь) т.п. В первую очередь это попугаи, ткачики (в т.ч. воробьи) и тимелии.

Важно подчеркнуть, что «чем ближе к человеку», тем более развито восстановление социальных отношений и/или «утешение» после конфликтов по собственной инициативе наблюдателя, и тем реже встречается/менее значимо для сообщества аналогичное «утешение», «выпрошенное» жертвой у наблюдателя.

В частности, последнее так и не было найдено у шимпанзе.

Понятно, что первые действия требуют существенно большего альтруизма, чем вторые, причём «нерасчётливого», а как бы «основанного на предположении» о том, что социальные связи в данной группировке важны для всех и должны быть устойчивы и дальше, почему после нарушения и следует вкладываться в их поддержание безусловно.

Томас Буньяр известен также исследованием, в котором показано наличие у воронов сигналов, имеющих внешнего референта, то есть коммуникативное использование  дифференцированных знаков ситуаций, с которыми сталкивается животное во внешнем мире.

Источник

И у нас самих есть следы этого, исходно обезьяньего, примирения после конфликтов: а если вдруг по каким-либо (чаще всего социальным) причинам это естественное примирение блокировано и ослаблено, то накапливается социальная дезорганизация, дружба или брак распадаются и пр.

Направления совершенствования социальности позвоночных

То есть эволюционный прогресс социальной организации позвоночных (как там у беспозвоночных — не смею судить, ибо мало что понимаю) проявляется в первую очередь во всё большей готовности самих членов группировки что-то делать для восстановления прежних социальных связей, если вдруг у какой-либо неудачной особи они будут «разорваны» чужой агрессией, нападением хищника или ещё чем-то сбивающим с нормальной жизненной колеи, всё меньше готовы «доверять» эту работу безличным процессам внутрипопуляционной регуляции

Белый аист — вид с формальной моногамией. Самец и самка никак не связаны между собой, объединяет их лишь верность гнезду. Если на гнезде весной появляются два самца, самка равнодушно следит за их дракой и остаётся с победителем. В отличие от гусей-лебедей-ворон, где партнёры привязаны друг к другу и взаимно зависимы

Другая сторона того же процесса — чем больше сочлены по группировке готовы тратить собственное время и силы (в т.ч.

рисковать шкурой) на восстановление социальных связей «одного из нас», будет пострадает от доминантов или иных обстоятельств, тем лучше каждый из них представляет себе структуру связей в группе и может использовать сложившуюся схему социальной дифференциации для собственных целей, в рамках которых программа-минимум — удержать прежнюю территорию, партнёра или собственный статус в условиях постоянного «давления» соседей и активных вселенцев, желающих улучшить собственную социальную позицию за твой счёт, программа-максимум — елико возможно улучшить его.

У рыб или птиц в стаях этот «маккиавеллизм» вполне инстинктивен (прежняя социальная дифференциация автоматически отражается в поведении особей высших, средних и низших статусов, что замечается остальными, которые «автоматически» ведут себя относительно них должным образом — скажем, не садятся на жёрдочку рядом с доминантом, даже если это незнакомая птица).

Сосновые сойки Gymnorhinus cyanocephalus, «автоматически» оценивающие ранг сочленов по стае

У высших позвоночных, а особенно у приматов здесь всё больше сознательного понимания структуры связей, и активного использования их в собственных интересах, для создания т.н.

«коалиций» — группы равных особей, между которыми отношения только дружески-аффилиативные, без агрессии и конкуренции, и они вместе добиваются высшего статуса, оказываясь в этом плане успешней любого из доминантов, который, чтобы удержаться, должен «искать популярности» у особей ниже рангом. У шимпанзе в рамках подобных взаимодействий возникают коллизии уже почти политические.

То есть, чем выше индивидуальное «понимание» наличной структуры социальных связей, тем более значимой частью она входит в реальность каждой из особей, тем шире и эффективнее попытки воздействовать на эту реальность в собственных интересах, также как коллективные действия по сохранению этого общего ресурса. Т.е.

прогресс эволюции социальных систем у животных состоит в том, что индивиды во вполне «дарвиновских целях» всё больше овладевают таким общим ресурсам, как социальная структура и социальная организация, всё сознательнее и направленнее манипулируют ими в своих интересах. Что заметнее всего у приматов, особенно у антропоидов. См.

«Человек» и «животное» — где провести грань?»

Человек — не исключение, но квинтэссенция данной тенденции. По ходу истории он постепенно овладевает собственной психикой для большей самореализации, самопознания и построения всё более разумного и справедливого общества.

«Психика возникла не для того, чтобы служить предметом исследования или любования. Она служит жизни, соками которой питается.

И мы обращаемся к ее исследованию не ради ее красоты, а для того, чтобы помочь ей выполнить свою функцию, которую она, дитя природы, уже не может успешно и в массовом масштабе выполнить в искусственной среде человеческой культуры.

Человек уже издавна приходил ей на помощь, но делал это стихийно». П.Я.Гальперин. via ipain).

Поэтому главное содержание социальной истории, важная составляющая прогресса человечества — постепенное овладение людьми своей психикой для большей самореализации, самопознания и построения более справедливого общества с помощью вырабатываемых этим последним орудий социального труда.

«Про селекционистский подход к социальной истории-2«

Как сопрягаются эти два аспекта (всё более личные вложения каждого в сохранение целого и активное использование его связей в собственных интересах), тоже понятно.

Филогенетический анализ разных ветвей эволюции у млекопитающих и птиц показывает, что прогресс социальности способствует росту мозга, индивиды, включённые в более сложную социальную организацию, имеют тенденцию прогрессировать лично в плане мозга и поведения.

Более сложный мозг и более умные индивиды лучше «представляют себе» схему дифференциации ролей в группировке, могут поддерживать более крепкие связи, соответственно увеличивается готовность к действиям по их восстановлению, если вдруг их что-то нарушит (механизм здесь тот же, что у привязанности, изучавшейся психологом Боулби). Большая готовность лично поддерживать социальные связи в группировке увеличивает устойчивость социальной системы в целом и открывает путь к её дальнейшему усложнению и пр.

Круг замыкается, появляется гиперцикл, направленно двигающий эволюционный процесс в сторону усложнения и «конструкции» социальной системы, и «ума-социабельности» составляющих её индивидов.

Источник: http://www.socialcompas.com/2015/12/26/napravleniya-evolyutsii-sotsialnoj-organizatsii-zhivotnyh/

Социальное поведение животных

Социальная организация животных

    Социальное поведение животных и человека определяется существующими в природе и обществе закономерностями, характерными для группового образа жизни.

    Под социальным поведением подразумевается такое взаимодействие между животными одного вида, в результате которого отдельная особь получает преимущество для выживания, не имеющего место при её одиночном существовании.

    Социальное поведение животных состоит из врождённых, передающихся с помощью наследственных механизмов, и приобретённых при жизни форм поведения. Базой для любого приобретённого поведения служат врождённые действия и реакции. Говоря о приобретённом поведении, подразумевается итоговый результат.

У взрослого человека всё социальное поведение является приобретённым.    В качестве примера можно рассмотреть процесс охоты у львов. Львица, преследуя добычу, старается схватить её за шею – это передающийся наследственный навык. Сбивая жертву, она оказывается сверху, миминизируя для себя риск травмирования.

Но охотятся львы группой, и это приобретённая форма поведения, передающаяся от поколения к поколению. Пользуясь плохим зрением парнокопытных ночью, они окружают и подкрадываются к стаду с разных сторон, постепенно сокращая дистанцию, а затем набрасываются на заранее выбранную жертву.

    У насекомых, ведущих групповой образ жизни, социальное поведение в группе определяется врождёнными программами. Взаимодействие, добывание пищи, защита семейства и построение жилища (иногда очень сложной и строгой геометрической формы) – всё это осуществляется посредством инстинктов.

    «Обоняние, по-видимому, единственный способ получения информации муравьями из внешнего мира. Даже за умершим муравьем они продолжают ухаживать, как за живым заболевшим. Поскольку зрение у муравьев фрагментированное, их не смущает неподвижность и скрюченный вид погибших сородичей.

Только через 2–3 дня, когда умерший муравей начинает выделять специальные феромоны его относят на кладбище. Если на живого муравья нанести «феромон смерти», то его тоже, несмотря на отчаянное сопротивление, выбросят за пределы муравейника.

Конечно, будучи живым, он поползет назад, но его опять удалят, и так будет продолжаться до тех пор, пока прошедший дождь не смоет с бедняги мизерные остатки подобного клейма» (1).

    У млекопитающих отношения характеризуются большей долей приобретённых навыков, передающихся от поколения к поколению, соответствующих определённому способу добывания пищи на определённой территории. Выжить в конкурентной борьбе и сохраниться в том виде, в котором они существуют сегодня, они смогли лишь благодаря своему групповому укладу жизни.

Социальное поведение в группе

    Потребность в принадлежности.    У насекомых, ведущих «социальный» образ жизни, потребность в группе определена инстинктами. Вот что об этом пишут болгарские биологи Николай Йовчев и Константин Старчев: «Многие инстинкты пчёл проявляются только в коллективе.

Оборонительный инстинкт может проявиться только в том случае, если вместе находится не менее 10 пчёл; яйцеклад развивается у завершившей стадийное развитие пчелы только тогда, когда она находится в группе из 20 или более пчёл, а для создания тепла в улье необходимо, чтобы в нём находилось не менее 30 пчёл – в противном случае рефлексы утепления жилищ не проявляются» (2, стр.

179).

    Существует потребность в группе и у более высокоразвитых социальных животных. Конрад Лоренц отмечал по этому поводу: «Ещё более несчастны в своём заточении обезьяны, особенно крупные, человекообразные. Это единственные животные, способные получить серьёзные телесные заболевания на почве психических страданий.

Человекообразные обезьяны в буквальном смысле слова могут умереть от скуки, особенно если их держать в одиночестве в очень тесной клетке» (3).

    Передача накопленного опыта.    Передача опыта от поколения к поколению является, пожалуй, одной из главных особенностей группового уклада жизни. Например, мальки пескаря, недавно появившиеся на свет, запаха щуки не боятся. Только со временем, благодаря родителям, начинают понимать, что несёт с собой этот запах.

    Биолог Игорь Акимушкин в книге «Проблемы этологии» рассказывает: «Если затянуть пипеткой немного воды из бака, где плавает щука, и капнуть в аквариум с пескарями, это произведет эффект разорвавшейся бомбы. Пескари опустятся на дно и замрут.

Их странная реакция вполне объяснима: ведь щука бросается в погоню за тем, что движется и блестит, но мало обращает внимания на неподвижные предметы» (4, Торибоны – феромоны страха и тревоги).

    Замечательный отечественный зоолог Леонид Павлович Сабанеев описывал поведение волков в стаях с нарушенной иерархией: «Звери наносят друг другу тяжелые травмы в стаях с нарушенной структурой, где матерые выбиты охотниками, а переярки (*полуторагодовалые молодые волки), не набравшиеся ума-разума, долго и кроваво выясняют, кто главнее» (6).

    Между врождённым и приобретённым социальным поведением животных очень тесная связь. Если в раннем детстве будут нарушены отношения детёныша с матерью (формирующиеся благодаря наследственным механизмам), то впоследствии он не сможет получить и необходимые приобретаемые навыки.

    Физиолог Борис Фёдорович Сергеев в книге «Занимательная физиология» пишет: «Если ягнёнок в раннем детстве остался сиротой, то, возмужав, он не сможет присоединиться к стаду, окажется не в состоянии подчиниться его законам. Не будет вступать в контакты с себе подобными и никогда не обзаведётся семьёй. Австралийские овцеводы хорошо знают об этой особенности и осиротевших ягнят безжалостно убивают» (5).

Иерархия в группе

    Иерархия – это порядок подчинённости и, как следствие, соответствующие ему правила. Некоторые типовые формы поведения со временем приобретают характер общепринятых ритуалов.

    Иерархия в группе: доминирование.

    Доминант может быть самцом либо самкой, постоянным или временным, явным либо скрытым. Он может придерживаться жёстких принципов иерархии или более мягких, но доминирующая особь в группе, как правило, существует. Иногда функции доминанта могут выполнять несколько животных. Сама организация в принципе предполагает наличие доминирующей особи, наличие власти.

    Самец шимпанзе демонстративно зевает, обнажая клыки, чтобы показать власть перед более старым самцом (слева). Животные низшего ранга (самка с детенышем справа) и подросток внимательно наблюдают за поведением лидера.
Фото refdag.nl. Источник: энциклопедия животных.

    Например, павианы, обитающие в саваннах на открытых пространствах, живут большими стадами с жёсткой иерархией. Образ жизни предполагает строгую дисциплину между особями и безоговорочную власть вожака стада. Биолог Э. П.

Фридман в книге «Занимательная приматология» описывает отношения между особями в стаде павианов следующим образом:    «Вожак павианов поддерживает дисциплину в стаде не одними уговорами – может ударить и довольно чувствительно укусить, а то и загрызть до смерти – у него очень сильные клыки. Но до крайности обычно дело не доходит.

Иной раз достаточно грозного взгляда хозяина, и самка или другой нарушитель порядка утихомиривается. Бывает, что приходится и более выразительно припугнуть: самец бьет о землю рукой.

Провинившийся, осознав проступок, с извиняющимся визгом подставляет зад, на что вожак отвечает поощрительным шлепком или дотрагиванием рукой, а иногда в знак полного поощрения и взберётся на виноватого.

Что любопытно, другие члены стада примерно такими же средствами устрашения усердно поддерживают групповую иерархию и верховную власть вожака» (7, глава 3).    Новый член группы должен стать «своим», то есть принять правила поведения в группе. Не замечать направленные в твой адрес жесты доминирующей особи – равносильно поведению, при котором бросается вызов всему сообществу.

    Иерархия в группе: конкуренция.

    Социальные отношения у кур представляют собой довольно жёсткую форму иерархии. Положение гребешка и то, как курочка держит голову, позволяют определить её ранг в группе. Всего принято выделять семь рангов.    «Курица номер один ходит по двору как царица. Голову держит высоко. Ноги ставит прямо, с достоинством. А другие куры изъявляют ей покорность. Когда она пожелает их клюнуть, без сопротивления приседают и опускают крылья. Сразу видно: подчиняются. А переведите курицу номер один в другой двор, так она там может оказаться и номером два, и номером пять и еще похуже. И сразу гордая осанка сменится на подобострастную» (4, Ранги у животных).    Курочка второго ранга может клевать всех остальных, кроме курочки первого ранга. Самое тяжёлое положение у курочек седьмого ранга. Нередко на фермах по разведению кур, куриных мегаполисах, они остаются с одним глазом, а то и без.    У высших животных порядок подчинённости не такой простой и откровенный как у курочек, но конкуренция в группе есть у всех животных, ведущих групповой образ жизни. Есть она и у человека.    «Как безошибочно, – пишет о восприятии одним человеком другого в книге «Я и МЫ» врач и психолог Владимир Леви, – нечто в нас фиксирует малейшие нюансы заискивания, раздражения, пренебрежения, зависти, вожделения. Как трудно и рискованно выводить это в плоскость рассудочного анализа: море нюансов, а истина в оттенке…    Властные жесты и интонации, уверенность, активность, агрессивные проявления… все решают какие-то доли секунды, за которые происходит грубый замер относительных эмоциональных величин… Моментально оценивается степень агрессивности – трусости, уверенности, неуверенности – и у противника и у себя… Осознавать не успевают. На этом зиждется психология поединка» (8, стр. 219, 237).

Сотрудничество и взаимопомощь

    Внутривидовая конкуренция, в основе которой лежит борьба за существование, смягчается внутригрупповой взаимопомощью, определяющейся потребностью особи в группе.

    Социальное поведение в группе. Стая собакоголовых обезьян (павианов) прогоняет гепарда со своей территории.
Автор фото Marius Coetzee. Источник: персональный сайт фотомастера.

    Взаимопомощь в добывании пищи.    Результатами совместной охоты часто пользуются все члены группы, даже не принимавшие в ней активного участия. «Самцы шимпанзе довольно щедро делятся добычей.

Счастливчик с тушкой, окруженный попрошайками группы (обычно это обособленный «круг лиц», в основном самцы-друзья), отрывает кусочки еще теплого мяса и одаривает тех, кому на охоте ничего не досталось.

Неожиданно для исследователей, большие порции мяса получали старые самцы, а также самки в период полового набухания и близкие родственники» (7, глава 3).    Защита общей территории.

    Американский зоолог Дайан Фосси, которая в течение 18 лет изучала поведение горных горилл в дикой природе, в книге «Гориллы в тумане» писала о взаимной поддержке самцов во время их территориального столкновения с другой группой:    «Место их встречи было залито кровью, и повсюду виднелись клочья шерсти серебристоспинных самцов, лужи жидких экскрементов и множество поломанных веток. Следуя за убегавшей группой, я вышла на нее и с ужасом обнаружила, что у Бетховена (вожака группы) где-то возле локтя торчала правая плечевая кость, окруженная обнаженными связками и соединительной тканью. Икар, которому в то время было четырнадцать лет, помогал отцу в ожесточенной схватке, поскольку я насчитала у него восемь ран от укусов на руках и голове» (9).

Межгрупповая конкуренция

    Межгрупповая конкуренция затрагивает социальные отношения у животных и человека в системе свой – чужой.    Английский натуралист Джеральд Даррелл описал любопытный случай групповых отношений между дрилами и гвенонами (обезьяны семейства мартышковых):    «Однажды, когда один из хамелеонов издох, я принес его к обезьянам.

Те почтительно окружили меня и стали с большим интересом разглядывать дохлого хамелеона. Набравшись смелости, старший из дрилов слегка коснулся лапой хамелеона, отдернул ее и стал быстро вытирать о землю. Гвеноны так и не решились подойти поближе к трупу хамелеона.

Дрилы же постепенно расхрабрились, схватили хамелеона и стали пугать им гвенонов, которые разбежались с пронзительными криками. Пришлось прекратить эту игру, так как дрилы начали вести себя неприлично, а гвеноны были уже основательно запуганы и жалобными стонами выражали обиды».

    Наиболее наглядно межгрупповая конкуренция проявляется в защите собственной территории.

«Даже самая слабая и потому стоящая в иерархии ниже всех собака, буквально ползающая на брюхе перед своими псами, даже она вдруг преображается, когда требуется защищать собственную территорию от вражеского вторжения: злобно и смело кидается на чужих собак» (4, Чем отличается территория от ареала).

Защищая свою территорию, особь, возможно, переходит в особое врождённое состояние агрессивности (смелости, ярости), которое придаёт ей дополнительную силу.

    Это большая тема. Помимо затронутых выше общих моментов, в природе имеет место и саморегуляция численности популяции в условиях ограниченных ресурсов, и целый ряд смежных сторонних направлений. Попытка перенести закономерности социального поведения животных на человека в практической психологии была предпринята в середине прошлого века представителями необихевиоризма, но эту тему мы разберём в следующей статье.

    Литература:

    1. И. М. Кветной. Вездесущие гормоны, глава «Феромоны – гормоны общения».    2. Н. Йовчев, К. Старчев. Удивительное поведение животных. М. Изд. «Лесная промышленность». 1978.    3. Конрад Лоренц. Кольцо царя Соломона.    4. Игорь Акимушкин. Проблемы этологии.    5. Б. Ф. Сергеев. Занимательная физиология, глава «Опоздание смерти подобно».    6. Л. П. Сабанеев. Охотничьи звери. М. «Физкультура и спорт», 1988.    7. Э. П. Фридман. Занимательная приматология. М. Знание, 1985.    8. В. Л. Леви. Я и МЫ. М. Молодая гвардия, 1973.    9. Дайан Фосси. Гориллы в тумане.

Источник: http://psy-nets.ru/social_behavior.html

ovdmitjb

Add comment