Irvuz

Синдром сверхценных идей

Сверхценные идеи

Синдром сверхценных идей

Сверхценные идеи – это психо-продуктивное расстройство мышления, наряду с бредовыми и навязчивыми мыслительными идеями. Эта патология не всегда доходит к разряду психиатрии, поскольку может быть свойственна и весьма здоровому индивидууму. Стоит отметить, что некоторые изощренные психологи даже влюбленного индивида классифицируют как того, чью голову захватили сверхценные мысли.

Данная патология тяжела своей прилипчивостью, персоне сложно отделаться от этой мыслительной идеи, она преображает ее в разряд сверхценности. Хотя не всегда это можно считать характерологическим минусом, поскольку имеются данные, что каждое изобретение сформировалось по сверхценной идее. Толика сумасшествия – это, своего вида, плата ученых за гениальность.

Что такое сверхценные идеи?

Сверхценные идеи способны иметь более приложенную к повседневности терминологию в виде идеи фикс, что дословно переводится, как зафиксированная мысль.

Свое лингвистическое происхождение слово берет из французских источников. Этот термин психологический и главным в его характеристике является наличие реальной подоплеки, которая просто сильно преувеличена.

Эти идеи сильно завладевает сущностью индивида.

Сверхценные идеи были описаны позже, нежели навязчивые, именно с навязчивостями Вернике, основатель этих идей их дифференцировал. Ранее его учитель Вестфаль описывал навязчивости, но не отличал сверх ценности. Примеры сверхценных идей очень ярки, каждый хоть однажды был охвачен эмоциональной бурей из-за личностной гениальной идеи.

В ситуации со сверхценными идеями важно осознание, что для каждой персоны важно разное. Мы можем смеяться над чьей-то патологической, на наш индивидуально сформированный взгляд, идеей (доказать матери, что я хозяйка никак не хуже) и при этом не обратить у себя на не меньшую нелепость на взгляд кого-то.

Именно поэтому наши мысли сокрыты от каждого из окружающих и позволяют нам оставаться собой, не становясь откровенным на 100%.

Примеры сверхценных идей разнообразны, кому-то главное идеальные дети, кто-то печется о фигуре и небрежно брошенная фраза может вызвать анорексию.

Примеры сверхценных идей нередко встречаются у подозрительных людей.

Они могут быть обширны, но на уровне инстинктивности, к примеру это материнство, поскольку женщина, даже полностью истощившись, просыпается на детский плач, игнорируя остальные аспекты жизни.

Нередко сверхценные идеи играют не на руку персонажу, которого они охватили, поскольку индивид настолько переубежден в своей правоте, считая себя, например, неудачником, что никакие ситуация и доводы его не спасают. Он собственнолично все классифицирует в таком не блестящем свете, что становится все только хуже. Эти идеи для индивида обычно очень глубинные, следующие из подсознания.

Сверхценные идеи не ошибочны, но их проявления всегда односторонние. То есть настолько окрашены в некий эмоциональный цвет, что блокируют любые иные доводы рассудка, начиная доминировать и становиться всепоглощающими.

Сверхценные идеи, как раз разряд того, чего в мире земном не должно находиться как данности на самом деле, потому что они априори под собой имеют одну сторону, показывают либо черное состояние, либо белое, а в жизненной реальности такого нет.

Именно поэтому настолько сложно постичь таких персон и именно поэтому они столь значительно притягательны для индивидов вокруг.

Сам Вернике в 1892 году обозначил эти мысли, как исходящие из сознания индивида и не вызывающие ощущения чуждости. Он говорил, что формируются они при сильном эмоциональном окрасе.

Виды сверхценных идей также впервые обозначил Вернике, выделив нормальные и болезненные идеи, из которых потом происходит бред или навязчивость.

Грань здесь между нормой и патологией иногда настолько мутна, что нередко может вести к диагностическим промахам из-за пропуска более серьезной проблемы, прикрытой сверхценной идеей.

Причины сверхценных идей

Сверхценные идеи – это как раз тот тип расстройств, которые формируются вследствие особенностей личности и воспитательных моментов. Данные идеи характерны как для серьезных психических болезней, таких как шизофрения, органические расстройства, как предвестник бредовых идей, так и для неврозов и всех хворей неврогенного спектра.

Их формирование может провоцироваться потрясениями эмоционального плана. Как правило у персон со сверхценными идеями должны формироваться некоторые завышенные ценности. Ценности подразделяются на разные уровни и формируются у каждого индивида, но у большинства они имеют четкие границы и не переходят их.

Ценности могут быть непосредственно завышены, что влияет на сверхценность идей, также они могут быть акцентуированные. При этом акцентуация не всегда ведет к сверхценностям, нередко идеи акцентуируются в определенных необходимых ситуациях, со временем приходя к норме.

Но может быть и их гиперакцентуация, которая и интересует нас в случае наличия данного отклонения. Имеется также вид ценностей, формирующейся соответственно к нормам общества.

Взаимодействие индивида со средой бывает разнообразным и лишь три его особенности способны повлиять на формирование сверхценных идей. Распространённым вариантом является существование завышенных ценностей на протяжение всей жизни, которые обостряясь в некоторой ситуации ведут к подобному исходу.

Ситуации, ведущие к формированию сверхценных идей, задевают только эту личность, окружающие недоумевают причины этого. Такие обострения на нелепых ситуациях характерны для акцентуантов и даже индивидов с психопатиями.

Вследствие неверного социального формирования бывают индивиды ревнивцы, вымогатели правды и хронически больные. Именно такие персоны легче всего обрастают сверхценными идеями. Наиболее легко подобного рода идеи формируются у паранойяльных индивидов, при этом провокатором обычно выступает сильный стресс.

Также подобное поведение характерно для индивидов инфантильных и легко внушаемых. Для таких персон травмирующий момент может не выделяться чрезмерно, он скорее подталкивает и так склонного индивида. Также к распространённой причине относят наличие у личности болезненно разросшихся ценностей.

Это по типу привитых идей, когда персона готова на любые низости ради разных, по ее мнению, важнейшего значения вещей (религия, семья и пр.).

Сам индивидуум при этом дисгармоничен, душевно расшатан, не уживается в мире с адекватными ценностями, не способен примириться со всем. Иногда эти идеи формируются даже при взаимодействии с легко акцентуированными персонами.

Такие персоны имеют некую психопатизацию, но вливаясь в социум постепенно отлучаются от нее. В таких случаях персона нуждается в избавлении от негативного воздействия.

При этом сам исток проблематики в излишнем эмоциональном восприятии.

И все же сверхценные идеи могут быть и у нормального индивида, перенесшего гиперболизированную психотравму. После этого, переработав ее в своем восприятии, он переносит ее на окружающих.

Симптомы сверхценных идей

Классификация сверхценных идей следует из характерологических радикалов, влияющих на их формирование. Истерический индивид со слабыми расшатанными нервами имеет легкую переключаемость, что влияет и на истоки формирования идей.

При этом индивидууму необходимо постоянное признание и обожание, их артистизм завораживает, позволяя им овладевать творческими карьерами. Цель таких индивидуумов завладеть максимумом внимания, но при этом они не желают объективизировать ничего.

Их восприятие настолько личностно, что сосуществование с ними доставляет немалых страданий. Мало персон которые способны всю свою жизнь отдать в жертву постоянным обожаниям и сценам.

Эти персоны очень поверхностные, их жизнь подобна дуновению ветерка, их принципы непостижимы, если не понимать, что цель — самопроявление. Такие персоны наиболее склонны к сверхценным идеям ревности, также они могут приписывать некоторые неблагоприятные черты окружающим, не восторгающимся ими.

Классификация сверхценных идей также включает эпилептоидный радикал, стремящийся к лидерской позиции. Нетерпимость таких людей нередко соединяется с приступами тоски и гнева. Они очень застревающие индивиды, поэтому легко обозначить их природную стойкость к сверхценным идеям. Им наиболее свойственны сверхценные идеи борьбы за свои интересы, которые они рьяно поддерживают.

Классификация сверхценных идей также охватывает паранойяльных индивидов, они имеют доминирующую мысль о собственной значимости, вокруг которой и начинает крутиться идея преследования. У такого типажа узкая сфера интересов, которую они изучили до краев, именно здесь они постоянно зациклены.

Для таких индивидов все делится на дружественное и враждебное, они всех подозревают в желании посягнуть на их значимость и вся их жизнь обернута этими сверхценными идеями.

Причем сверхценные идеи этого типа очень логичны и подкрепляются множественными доводами, что несет немалую опасность для окружающих.

Подразделение сверхценных идей также включает эмотивный радикал. Это чаще очень простодушные и общительные персоны, имеющие небольшой «минус», а именно, это люди настроения (одна идея, событие, любая мелочь, способны сильно изменить настроение).

Поводы настроенческих скачков весьма нелепы и незначимы для окружающих, это просто любая мелочь. Хоть они и легко переключаемы, но их сильно впечатляют катастрофы.

Именно на фоне пережитых аварий у них формируются сверхценные идеи, имеющие в своем составе увиденное и испытанное.

Виды сверхценных идей также способны формироваться у шизоидных акцентуантов. Эти личности склонны к фантазированию и непрерывному пребыванию в своих фантазийных мирах. При этом тонкость и аналитичность мыслительных процессов позволяют им создавать множественную вариативность подобных идей.

Самыми распространёнными для них становятся идеи отношения, а также аристократичность и чопорность, что сильно затягивает их и аутизирует. Некоторые виды сверхценных идей также проявляются у гипертимов, им свойственны сверхценные идеи споров, они сильно подвержены подобному разряду из-за их болтливости.

Тревожные индивиды имеют такие же идеи, бессмысленно тревожась из-за пустяков.

Лечение сверхценных идей

Все виды сверхценных идей, независимо от их содержания, прекрасно поддаются психотерапевтическим техникам. Очень действенен, не взирая на длительность, классический фрейдистский и юнгианский психоанализ.

Это объясняется тем, что сверхценные идеи не стоит лечить психотропами из-за незначительности их психотической симптоматики, особенно у акцентуированных индивидов. Пользуясь же психотерапией имеется возможность разобраться с конкретным радикалом индивидуума, избавив его личность от целой горсти проблем.

У таких методик имеется множество средств, используется анализирование пациента, его высказываний, снов, психологических аспектов.

Также применяется когнитивная, биховериальная поведенческая психотерапия, которая имеет менее долгосрочный, но более быстрый эффект, не работая с базовой личностью, а затрагивая лишь поведенческие аспекты. Для таких персон отличным отвлекающим маневром может стать арт-терапия, что связано с ее множественными положительно влияющими эффектами.

И все же, если сверхценная идея находится истоками в структуре невроза, имеет смысл применить отдельные медикаментозные средства.

В ход могут пойти транквилизаторы, но на короткое время, для купирования острейшего состояния, поскольку у невротических характеров легко формируется зависимость от средств с сильным транвилизирующе-анксиолитическим действием.

Для таких персон также подходят травяные успокоители по типу Персена и умеренный физио-трудовой режим. Режим дня и питания также играют свое значение и, естественно, это адекватная поддержка родных. Главное, чтобы они не переняли их идеи на себя.

Источник: https://vlanamed.com/sverhtsennye-idei/

Одна, но пламенная страсть: что такое сверхценные идеи

Синдром сверхценных идей

В середине XIX века в Германии жил и работал психиатр и невропатолог Карл Вестфаль. Он прославился благодаря множеству введенных им в обиход терминов и определений — в частности, он очень поэтично описал гомосексуальность как противоречие между анатомией и желанием.

Среди прочего, он описал и навязчивые состояния — непроизвольно возникающие мысли, абстрагироваться и отделаться от которых никак не получается. Вестфаль был далеко не первым, кто изучал это расстройство, и всего лишь сформулировал определение, после чего занялся другими важными и интересными вопросами психиатрии.

А вот ученик Вестфаля, другой немецкий психиатр Карл Вернике, обратил внимание на то, что у части пациентов навязчивые состояния выглядят несколько необычно.

Их идеи не кажутся им чем-то взявшимся «из ниоткуда» (как это бывает с навязчивыми мыслями), напротив — давняя мысль, крутившаяся на краю сознания, воспоминание, услышанная новость вдруг выглядят чем-то критически, решающе важным и вызывают, понятное дело, сильный эмоциональный отклик. Понаблюдав этих пациентов, Вернике пришел к выводу, что их расстройство — не навязчивость, и сформулировал свой термин — сверхценные идеи.

Что такое сверхценные идеи

Допустим, вы считаете, что вам изменяет супруг. Или с работы собираются вот-вот уволить. Или, скажем, официант, приносящий еду, подозрительно улыбается — наверняка плюнул в суп. Каждая из этих мыслей связана с вашим объективным жизненным опытом — супруг имеет гипотетическую возможность изменить, работа и улыбка у официанта существуют в реальности.

Разумеется, любая из этих проблем может стать поводом для раздумий, переживаний и даже бессонной ночи. Но лишь когда буквально вся ваша жизнь начинает вертеться вокруг одной мысли, можно говорить о сверхценной идее. Тут уж не важно, была ли измена, плевок в суп и припрятанный в стол приказ об увольнении.

Единственным смыслом в жизни могут стать попытки что-то с этим сделать, а сама мысль вызывает шквал эмоций.

Психиатры выделяют четыре основных критерия, по которым можно узнать сверхценную идею. Первый — это доминирование идеи в психике. За окном может начаться революция — и все равно гипотетический плевок официанта в суп будет восприниматься как нечто куда более значимое.

Второй признак — это аффективная насыщенность. В чем бы ни была причина, она будет вызывать эмоции, много, очень много эмоций. Тут надо отметить, что эти два признака в той же мере свойственны и навязчивым состояниям, и бреду.

Третий критерий сводится к тому, что идеи берутся из личных переживаний, собственной жизненной ситуации и ее понимания.

Это отличает сверхценные идеи и от навязчивых, когда мысли вполне могут выглядеть «чуждыми», и от бреда, который может быть никак не связан с личной историей пациента и касаться хоть президента, хоть инопланетян. И, наконец, последний признак: некоторая критичность.

Если в случае бредовых идей психотерапия однозначно не поможет — ничто не в силах изменить мнение пациента, если уж он поверил в масонский заговор, то вот с пациентом со сверхценными идеями можно работать — он еще может колебаться относительно своей правоты (надо отметить, что с этим параметром согласны не все исследователи).

Как можно понять из написанного выше, навязчивые идеи, сверхценные идеи и бред — достаточно близкие друг другу понятия, довольно часто, говоря об одном из них, упоминают и остальные. Поэтому стоит отдельно проговорить, в чем же отличия.

Во время навязчивых состояний мысли, как правило, воспринимаются как «не свои», взявшиеся непонятно откуда, они бесцельны, постоянно идут по кругу и пациент пытается отделаться от них. Бред скорее эпизодичен, всепоглощающ, нелогичен, связан с чем-то нереальным и воспринимается пациентом как нечто свое, без критики.

Сверхценная идея же — это сильная убежденность в чем-то, от которой тяжело избавиться, которая касается более-менее реалистичных тем и к которой все-таки возможно критическое отношение. Некоторые ученые рассматривают сверхценные идеи как некий барьер, разделяющий навязчивые состояния и бред.

Этот барьер не непроницаем — и при развитии заболевания, пациент может пройти через все три состояния.

Когда они приходят

В современной психиатрии сверхценные идеи принято считать элементом ряда психиатрических расстройств, причем в каждом конкретном случае речь идет о своем типе идей.

В их числе — обсессивно-компульсивное расстройство («чашки нужно обязательно расставить в ряд»), дисморфофобия (здесь сверхценные идеи связаны с каким-либо собственными дефектами тела, например — «у меня ужасная родинка на носу, все смотрят только на нее»), ипохондрическое расстройство («Кажется, это волчанка»), расстройства пищевого поведения (к ним относятся печально известные анорексия и булимия), гендерная дисфория («я чувствую, что не того пола»), фантомная беременность (она иногда развивается у женщин, проходящих лечение от бесплодия) и социофобия («Они думают, я глупый и неинтересный»).

Существуют склады личности, наиболее уязвимые для сверхценных идей — к ним относятся представители параноидной и шизоидной акцентуаций. Если первые и в актуальном состоянии сознания, как правило, озабочены возможными недоброжелательными действиями в их адрес, то шизоидам скорее свойственно увлекаться всевозможными идеями, иногда до патологических состояний.

Специфического лечения сверхценных идей не существует. Как правило, используются ингибиторы обратного захвата серотонина (то есть антидепрессанты) и антипсихотические препараты, а также психотерапия.

Источник: https://theoryandpractice.ru/posts/10765-idee-fixe

Невротические синдромы, часть пятая

Синдром сверхценных идей
dpmmax 

С некоторыми допущениями можно сказать, что сверхценные идеи занимают промежуточное положение между навязчивыми и бредовыми: в отличие от навязчивых, они уже не воспринимаются, как нечто чуждое и мешающее кушать жизнь большой ложкой, но при этом, в отличие от бредовых, не настолько нелепы и фантастичны и ещё чуть-чуть не дотягивают до того революционного момента, когда мировоззрение оказывается полностью ими захвачено. Вместе с почтой и телеграфом.

Основным, облигатным симптомом являются собственно сверхценные идеи. Наиболее часто среди оных встречаются:

сверхценные идеи ревности, когда даже телеграфным столбам в целях собственной же безопасности лучше лежать, чем стоять;

сверхценные идеи реформаторства; носители таких идей — настоящая головная боль для общественных организаций (не так работаем, не теми управляемся и вообще — почему я не в президиуме?), партий и правительств (возможно, инстанции, секретарей и бюрократию как таковую создали не в последнюю очередь с целью поставить между идефикс и его светлой целью как можно больше барьеров);

сверхценные кверулянтские идеи, когда поток жалоб, телег и прочих «считаю долгом довести до вашего сведения» от отдельно взятого индивида достигает критической величины и вполне способен вывести из строя даже чётко отлаженную бюрократическую машину;

сверхценные идеи изобретательства. Особенно это касается принципа работы вечного двигателя, усовершенствования гравицаппы для стандартного пепелаца, а также поисков универсального топлива, пригодного как вовнутрь, так и в бензобак, и чтобы можно было гнать прямо из городского отстойника;

сверхценные ипохондрические идеи, когда человек не сомневается, он уверен: в желчном пузыре у него не просто камни, а целая каменная кладка. И вот за ней-то прячется рак. И это не считая прионной болезни, второго рака, засевшего в простате, сплошной мозаики из атеросклеротических бляшек в сонных артериях у себя и большого геморроя у всего не успевшего попрятаться медперсонала.

Сюда же относятся

метафизическая интоксикация, когда человека одолевают мысли о собственном предназначении, об устройстве мира, о том, откуда взялось человечество и куда девалась его совесть, о том, что если единый бог всеведущ, то отчего не надаёт по сусалам своим элохимам или как их там, которые учинили беспредел и тянут каждый на себя конфессионное одеяло. И всё бы ничего, но дальше мучительного резонёрства, которое съедает время, силы и возможность хоть как-то себя пристроить в социуме, дело не идёт. Оно и неудивительно: если уж столь полезным кислородом вполне можно уконтрапупить при должном усердии, то и десятью заповедями можно задолбать, причём не только себя; главное — иметь цель и не знать меры.

дисморфоманические и дисморфофобические сверхценные идеи: тут оттопыривается, этому бы торчать поменьше, а вот в этом месте — категорическая нехватка сантиметров, кожа какая-то крокодилья и годится разве что на сапоги и сумочки, глаза какие-то маленькие (не смейте переубеждать, я хентай смотрела!), волосы на голове какие-то жидкие и редкие и явно нуждаются в притоке иммигрантов с интимных мест… Словом, находка для пластического хирурга и косметолога.

Говоря о дополнительных, факультативных симптомах, следует отметить, что субдепрессивный фон, в отличие от большинства невротических синдромов, при синдроме сверхценных идей присутствует далеко не всегда (за исключением ипохондрических, дисморфоманических и дисморфофобических идей, где его наличие вполне понятно). Оно и неудивительно: какая субдепрессия, когда человек столь целеустремлён! Набор же прочих симптомов вариабелен и зависит от того, что за идея взяла и нагло овладела человеком.

dpmmax 

С некоторыми допущениями можно сказать, что сверхценные идеи занимают промежуточное положение между навязчивыми и бредовыми: в отличие от навязчивых, они уже не воспринимаются, как нечто чуждое и мешающее кушать жизнь большой ложкой, но при этом, в отличие от бредовых, не настолько нелепы и фантастичны и ещё чуть-чуть не дотягивают до того революционного момента, когда мировоззрение оказывается полностью ими захвачено. Вместе с почтой и телеграфом.

( Read more…Collapse )

Page 3

|

(Deleted comment)

Источник: https://dpmmax.livejournal.com/111002.html

ovdmitjb

Add comment