Irvuz

Фонетическая стилистика

Глава V ФОНЕТИЧЕСКАЯ СТИЛИСТИКА § 1

Фонетическая стилистика

Каждое литературно-художественное произведение, как поэтическое, так и прозаическое, есть произведение речевое, а следовательно, представляет некоторую звуковую последовательность, из которой возникает последовательность слов, фраз, предложений и дальше все сообщение.

Музыкальный эстетический эффект при этом создается не одними звуками или просодическими элементами, т.е. изменениями и противопоставлениями высоты тона, интенсивности и долготы, но звуками и просодическими элементами в единстве со значением. Звуки языка вне значения и контекста фактами искусства не становятся.

Звуковая сторона произведения художественной литературы составляет одно целое с ритмом и значением и отдельно от них на читателя воздействовать не может.

Для того чтобы быть эстетически действенной, звуковая сторона произведения должна чем-то выделяться и обращать на себя внимание. Впрочем, провести грань между эстетически действенными и выдвинутыми элементами текста и эстетически нейтральными весьма трудно, и в подлинно художественном произведении действенны все его элементы.

Для удобства изложения и рассмотрения фонетические стилистические средства можно условно подразделить на исполнительские и авторские.

Исполнительскими мы назовем фонетические средства, допускающие варьирование, имея в виду, что при перекодировании произведения из письменной формы в устную возможны, в известных пределах, некоторые различия в интерпретации его звучания, что, естественно, изменяет и смысловую интерпретацию1.

Напротив, фонемный состав текста, его инструментовка и стихотворный размер целиком зависят от автора; эти фонетические средства можно назвать авторскими. От исполнителя зависят больше всего так называемые просодические элементы, т.е. изменения и противопоставления высоты тона, длительность произнесения, громкость, ускорения и замедления, вообще темп речи, разрывы в произнесении, паузы, расстановка более или менее сильных смысловых и эмфатических ударений.

Интонация сравнительно меньше зависит от исполнителя, но и в этом отношении, слушая записи исполнения одного и того же монолога Гамлета, как его читают Майкл Редгрейв, Пол Скофилд и Джон Гилгуд, можно заметить расхождения, связанные с различной трактовкой образа Гамлета. Вдумчивое толкование текста должно способствовать его более артистичному исполнению. Артистичное исполнение свидетельствует о том, что содержание глубоко понято, и помогает донести до слушателей мысли и чувства автора.

§ 2. Авторские фонетические стилистические средства

Авторские фонетические средства, повышающие экспрессивность речи и ее эмоциональное и эстетическое воздействие, связаны со звуковой материей речи через выбор слов и их расположение и повторы.

В своей совокупности эти средства рассматриваются учением о благозвучии, или эвфонией. Эвфонией, или инструментовкой, называют также и самый объект этого изучения, т.е.

соответствующую настроению сообщения фонетическую организацию высказывания1.

Важную роль в инструментовке и других фонетических средствах играют повторы как отдельных звуков, так и словесные.

Общий механизм внутрислогового звукового повтора Дж. Лич объединяет в следующей схеме, где согласный звук обозначен С, а гласный — V. Общая схема английского слова С0-3V С0-4, т.е. инициальных согласных может быть 0—3, а финальных — от 0 до 4. В приведенной таблице повторяющиеся элементы выделены.

1. Аллитерация CVC great/grow send/sit

2. Ассонанс CVC great/fail send/bell

3. Консонанс CVC great/meat send/hand

4. Обратная рифма CVC great/grazed send/sell

5. Парарифма CVC great/groat send/sound

6. Рифма CVC great/bait send/end2

Выше мы уже неоднократно рассматривали стилистические функции повторов на разных уровнях. На уровне фонетическом, помимо указанных на схеме аллитерации, ассонанса, консонанса и всех типов рифмы, это еще ритм и метр. Разные типы повторов организуют звуковой строй художественного произведения. В поэтической речи они отчетливо организованы и упорядочены, в прозе избыток упорядоченности может ощущаться как нарушающий эстетическое впечатление, тем не менее многие звуковые выразительные средства являются общими для поэзии и прозы.

В данном разделе будут рассмотрены инструментовка и некоторые другие специфические фонетические средства: звукопись, звукоподражание, звуковой символизм, звучные слова.

Общая фонетическая окраска текста создается выделяющимися (выдвинутыми) на общем фонетическом фоне близко расположенными повторами.

Выдвинутость этих элементов сообщает им ритмическую роль, которая оказывается тем более заметной, чем теснее они расположены. Близость повторяющихся звуков называется теснотой ряда (термин Ю. Тынянова).

Как в поэзии, так и в прозе возможны смежные звуковые повторы, расположенные цепочкой и создающие эмоциональную приподнятость и выразительность. Е.Д. Поливанов показал, что материалом в подобных повторах могут быть не только метр и ритм, но и различные другие фонетические представления.

В качестве примера звукового удвоения он цитирует Гоголя: «Чуден Днепр при тихой погоде, когда вольно и плавно…», где повторяются: дн дн, пр пр, гд гд, влн лвн1.

Повторы здесь смежные двухсогласные, но возможны и более сложные случаи, когда повторяющиеся согласные разделены другими звуками, последовательность их может меняться и все же они остаются ощутимыми для слуха, как в следующем примере, где повторяются: s—l, s п, fl п, s— t, n—d.

His soul swooned slowly as he heard the snow falling, faintly through universe and faintly falling the descent of their last end, upon the living and the dead.

(J.Joyce)

Характер инструментовки зависит от следующих факторов: фонетическое качество повторяющихся звуков и степень их сходства (повтором считается близкое расположение не только одинаковых, но и сходных звуков, например, случаи, когда строка содержит несколько свистящих); теснота ряда, т.е. близость повторяющихся звуков; чем она больше, тем заметнее эффект инструментовки; количество повторяемых звуков; повторы групп из нескольких звуков делают инструментовку более заметной, чем повторы отдельных звуков.

Рассмотрим прозаический отрывок из эссе Д. Лоренса Flowery Tuscany. But in the morning it is quite different. Then the sun shines strong on the horizontal green cloud-puffs of the pines, the sky is clear and full of life, the water runs hastily, still browned by the last juice of crushed olives.

And there the earth's bowl of crocuses is amazing. You cannot believe that the flowers are really still.

They are open with such delight, and their pistilthrust is so red-orange, and they are so many, all reaching out wide and marvellous, that it suggests a perfect ecstasy of radiant, thronging movement, lit-up violet and orange, and surging in some invisible rhythm of concerted delightful movement.

You cannot believe they do not move, and make some sort of crystalline sound of delight. If you sit still and watch, you begin to move with them, moving with the stars, and you feel the sound of their radiance. All the little cells of the flowers must be leaping with flowery life and utterance.

Инструментовка отрывка помогает почувствовать прелесть весеннего утра в Тоскане, сообщить читателю упоение красками и музыкой цветов, передает настроение восторга, который переполняет автора.

Эвфония отрывка построена на преобладании гласных высокого подъема [i], [i:], дифтонга [ai] и других дифтонгов с компонентом [i] и имеет смысловую нагрузку, создавая впечатление чего-то очень светлого, сверкающего.

Может показаться, что такие утверждения о символичности отдельных звуков субъективны и произвольны. Однако в действительности это не так. Существуют интересные работы психологов, проверивших ассоциации, которые испытуемые связывают с теми или иными гласными звуками. Статистические данные оказались очень показательными.

Эффект инструментовки может быть весьма разнообразным. Звук [d], например, при частом повторении ощущается, по мнению многих, как недобрый, связанный с отрицательными эмоциями. Разумеется, в приведенном ниже стихотворении ощущение грусти и подавленности создается образами и ассоциациями со смертью, но справедливо и то, что на звуковом уровне инструментовка это настроение поддерживает.

DESIGN I found a dimpled spider, fat and white, On a white heal-all, holding up a moth a white piece of rigid satin cloth — Assorted characters of death and blight Mixed ready to begin the morning right, the ingredients of a witches' broth — A snow-drop spider, a flower a froth, And dead wings carried a paper kite.

What had that flower to do with being white, The wayside blue and innocent heal-all? What brought the kindred spider to that height, Then steered the white moth thither in the night? What but design of darkness to appal? — If design govern in a thing so small. (R.

Frost)

Сложный и зловещий образ смерти — белый паук на белом цветке держит мертвого белого мотылька — поддержан инструментовкой, основанной на повторении звука [d] и соответствующего глухого [t]. Настойчиво повторяясь, эти согласные создают жесткий артикуляционный рисунок. Семь из четырнадцати строк сонета рифмуются на [ait].

Эта жесткая артикуляционная окраска взаимодействует со значением слов и выдвигает ключевые, тематические слова death and blight и слово design, выдвинутое, кроме того, сильной позицией. Цветок heal-all, который, как показывает название, считается целебным, бывает обычно голубого цвета.

Паук, похожий цветом на подснежник, — тоже редкое явление. Поэт задумывается над символическим значением такого совпадения — отсюда название Design.

Звукописью называется соответствие звукового состава фразы изображаемому, т.е. первой, или денотативной, части сообщения, в то время как инструментовка связана с коннотативной его частью.

Частным случаем звукописи является звукоподражание, т.е. использование слов, фонетический состав которых напоминает называемые в этих словах предметы и явления — звуки природы, крики животных, движения, сопровождающиеся каким-нибудь шумом, речь и различные звуки, которыми люди выражают свое настроение, волю и т.д.: bubble л —журчание, splash п— плеск, rustle п— шорох, buzz v— жужжать, purr v— мурлыкать, flop n — падение, babble п— болтовня, giggle п хихиканье, whistle n — свист и т.д.

Описывая город, в котором он родился, Дублин восьмидесятых годов прошлого века, Ш.

О'Кейси вспоминает свои детские впечатления: это был мир, наполненный топотом копыт: where white horses and black horses and brown horses and white and black horses and brown and white horses trotted tap-tap-tap tap-tap-tappety-tap over cobble stones…

В стихотворении Р.

Киплинга Boots топот солдатских сапог изображается не только звукоподражательным словом slog, которое в прямом значении называет сильный удар, а переносно значит упрямо шагать, но и повторением слов foot boots, которые сами по себе звукоподражательными не являются:

We're foot — slog — slog — slog — sloggin' over Africa — Foot — foot — foot — foot — sloggin' over Africa. (Boots — boots — boots — boots — movin'up and down again!)

Как звукопись, так и прямое звукоподражание использованы Э. По в стихотворении The Bells.

Звукопись может сочетаться с аллитерацией как в узком смысле этого термина, так и в более широком его понимании, как любого повтора согласных в близко расположенных словах. В романе А. Кронина «Цитадель» настойчивое повторение свистящих создает впечатление шепота и вместе с конвергенцией других средств рисует возбужденный скандальными слухами город: Nothing so exciting, so scandalous, so savouring of the black arts had startled Aberlaw since Trevor Day, the solicitor was suspected of killing his wife with arsenic.

Некоторые авторы относят к инструментовке также явление парономасии, т.е. близости звучания контекстуально связанных слов.

Мы встречаемся с парономасией в стихотворении Э. По «Ворон», где близкими по звучанию являются, например, слова raven и never.

Р. Якобсон, анализируя это стихотворение, рассматривает парономасию как тип повтора и отмечает, что близость звучания двух контекстуально связанных слов создает дополнительные семантические связи между ними. Сходство звуков указывает на нечто общее в значении. Р. Якобсон находит, что в стихотворении «Ворон» зеркальная близость ряда согласных в словах raven и never подчеркивает отчаяние и безнадежность, которые символизирует черная птица, связывает эти два слова в одно целое. Парономасия связывает также в единое целое два центральных символа этого произведения — ворона и тень. Оба они символизируют неизбывное отчаяние, причем второй образ проявляется только в конце последней строфы. Якобсон считает, что инвариантность этой группы особо подчеркивается изменением порядка следования повторяющихся звуков. Последняя строфа звучит так:

And the raven, never flitting, still is sitting, still is sitting. On the pallid bust of Pallas just above my chamber door; And his eyes have all the seeming of a demon that is dreaming,

And the lamp-light o'er him streaming throws his shadow on the floor;

And my soul

from out this shadow that lies floating on the floor

Shall be lifted — nevermore.

В романе Дж. Голсуорси «Серебряная ложка» во внутренней речи Майкла встречается парономасия, сообщающая тексту ироническое звучание. Парономасия р, о, 1, t, i неожиданно связывает слова poultry и politics, показывает, что Майкл и сам не принимает всерьез политику своей группы. But still he strummed on, and his mind wandered in and poultry and politics. Old Forsyte, Fleur, Foggartism and the Ferrar girl — a man in a maelstrom whirling round with his head just above water.

Эта парономасия и последующая аллитерация со звуком [f] создают фонетическую группировку, акцентирующую все то, что волнует Майкла, и подает в подтексте его ироническое отношение к ситуации.

Сходство на фонетическом уровне влечет за собой возникновение вторичных значений, а с ними и новых смысловых связей.

Звуковое подобие сближаемых таким образом слов может иметь разнообразные стилистические функции1.

Источник: http://birmaga.ru/dosta/%D0%A1%D0%BE%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B9+%D0%B0%D0%BD%D0%B3%D0%BB%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9+%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BAa/part-44.html

Фонетическая стилистика как раздел стилистики

Фонетическая стилистика

При осуществлении научного подхода к изучению какого-либо явления принято выделять объект и предмет изучения данной науки.

Говоря об объекте, как правило, подразумевается само явление действительности, материальный объект или процесс, существующие обособленно от человека и его сознания.

Поскольку исследование объекта в парадигме его связей с другими объектами – это довольно непростой процесс, различные науки фокусируются на изучении отдельных аспектов того или иного объекта, что, в свою очередь, и составляет предмет изучения.

До сих пор выделение объекта и предмета стилистики вызывает немало затруднений в научных кругах. Объектом стилистики, как и многих других языковедческих дисциплин, можно назвать язык во всем своем многообразии. А.Н.

Мороховский в учебном пособии «Стилистика английского языка» выделяет три подхода к изучению того или иного объекта или явления: субстанциональный (с точки зрения материальной субстанции), структурный (изучение отношений между компонентами объекта) и функциональный (с точки зрения функционирования объекта в целом или его частей) [11, с. 7].

Большинство лингвистических дисциплин изучаются на основе только субстанционального и структурного подходов (фонетика, лексикология и др.), однако стилистика занимает особое положение, рассматривая не только субстанциональные и структурные аспекты языковых единиц, но и функционирование отдельных компонентов, подсистем языка (функциональные стили) и языка в целом.

Так, предметом стилистики является изучение средств, используемых для реализации различных функций языка, с целью обеспечения эффективности коммуникативной деятельности говорящего.

Таким образом, по А.Н. Мороховскому стилистику можно определить как «науку, изучающую коммуникативные и номинативные ресурсы языковой системы и принципы выбора и использования языковых средств для передачи мыслей и чувств с целью достижения определенных прагматических результатов в различных условиях общения».

Благодаря многообразию уровней и подсистем языка, выделяется множество разновидностей стилистики, как то стилистика языка и стилистика речи, лингвистическая и литературоведческая стилистика, стилистика от автора и стилистика восприятия и др. В данной главе мы будем рассматривать понятия, относящиеся преимущественно к лингвистической стилистике.

Лингвистическая стилистика – это наука, изучающая характерные для определенных сфер общения подсистемы языковых единиц, называемые функциональными стилями речи и диалектами,определяемые различными условиями и целями общения и различающиеся используемыми в них языковыми средствами или степенью их использования.Данная разновидность лингвистики рассматривает язык как знаковую систему с множеством компонентов, и изучает языковые единицы с эмфатической точки зрения, то есть по их способности выражать и вызывать эмоции, оценочные суждения и дополнительные ассоциации.

Язык представляет собой сложную знаковую систему, состоящую из множества уровней, подсистем и ярусов, каждый из которых имеет свою основную единицу, свои категории и классификации элементов и характерный подход к изучению языкового материала, а потому разделение науки на уровни или разделы играет немалую роль.

Так, лексический уровень рассматривает лексическая стилистика, стилистические особенности грамматических категорий изучаются грамматической стилистикой, которая, в свою очередь, включает в себя морфологическую и синтаксическую стилистику.

Еще одним немаловажным разделом стилистики является фонетическая стилистика, рассмотрим ее более подробно.

Фоностилистика, или фонетическая стилистика, изучает звуковые аспекты речи, и различные явления звуковой организации высказывания. С точки зрения субстанционального подхода к изучению языка, материальной субстанцией языка в первую очередь является звук, а потому изучение языка в целом началось именно с изучения его звукового уровня, его фонетики.

Каждое произведение является изначально речевым явлением, а это означает, что оно является определенной последовательностью звуков, которая впоследствии складывается в систему слов, фраз и предложений. Звуки языка и используемые в произведении просодические явления (интонация, ударение, тон, и т.д.

) не рассматриваются отдельно от значения и контекста, поскольку только во взаимодействии звуковая сторона, ритм и значение элементов художественного произведения создают общую картину происходящего, которая тем или иным образом воздействует на читателя.

Вместе с тем, способы звуковой организации высказывания и звуковые выразительные средства рассчитаны исключительно на воспроизведение и редко имеют какие-либо характерные особенности на письме.

Основная единица фонетического уровня – фонема. В отличие от единиц других уровней языка, фонемы не являются двусторонними знаками, а потому все они имеют одинаковую функцию и играют одинаковую роль в организации высказывания с фонетической точки зрения.

Поэтому можно сказать, что на фонологическом уровне выразительные средства отсутствуют, поскольку фонемы не могут быть стилистически маркированными по отношению друг к другу.Однако, существует множество способов организации звукового потока, используя которые, можно добиться того или иного акустического эффекта.

То есть, на фонетическом уровне можно создать особую последовательность тех или иных звуков, которые в своем сочетании и чередовании, уже образуют определенные стилистические эффекты.

Упомянутый мною ранее профессор А.Н.

Мороховскийпредложил разделение всех моделей организации звукового потока на две группы: «версификацию – искусство стихосложения по определенным правилам, выработанных на основе законов данного языка и практики поэтов; и инструментовка – совокупность способов отбора и комбинации звуков, придающих высказыванию (чаще всего поэтическому) определенный звуковой строй, а отсюда – эмоциональную и экспрессивную окраску». В следующей главе мы подробнее ознакомимся с основными моделями звуковой организации произведения, которые встречаются как в поэтических, так и в прозаических произведениях.

Page 3

И.В. Арнольд в своем пособии «Стилистика современного английского языка (стилистика декодирования)» предлагает условное подразделение фонетических стилистических средств на исполнительские и авторские.

Исполнительские средства представляют собой фонетические средства, допускающие различные вариации, то есть, при устном воспроизведении письменного текста могут возникать различные варианты звучания, что способствует появлению различных трактовок, так как они напрямую влияют на смысловую интерпретацию.

К таким средствам относят, к примеру, паузы, общий темп речи, расстановку смысловых и эмфатических ударений, ускорения и замедления, длительность произнесения, скорость и др.

Авторские фонетические средства, в свою очередь, направлены на экспрессивность и через выбор определенных слов и повторяющихся звуковых отрезков создают эмоциональное и эстетическое впечатление. Авторскими средствами считаются инструментовка, стихотворный размер и выбранный фонемный состав произведения.

Инструментовкой, или эвфонией, принято называть с одной стороны общее благозвучие высказывания, чаще всего поэтического, а с другой -совокупность приемов и средстворганизации звукового потока речи, использующихся для создания определенного настроения сообщения. В рамках инструментовки можно выделить три основных способа звуковой организации речи: аллитерация, ассонанс и звукоподражание, или звукопись.

Источник: https://studwood.ru/555897/literatura/foneticheskaya_stilistika_razdel_stilistiki

Синтаксическая, фонетическая стилистика

Фонетическая стилистика

  Федеральное  агентство по образованию Российской Федерации

Дальневосточный государственный технический университет 

(ДВПИ им. В. В. Куйбышева)

Инженерно- экономический институт

Кафедра

_________________________________________________________________

Реферат

По дисциплине __________________________________________________________

Тема: ___________________________________________________________________

________________________________________________________________________

____________________________________________________________________________

Специальность_______________________________________________________________

Студент (Ф.И.О., подпись)_____________________________________________________

Руководитель (Ф.И.О., подпись)________________________________________________

Владивосток

                                                                     2008

СИНТАКСИЧЕСКАЯ СТИЛИСТИКА

Каждому функциональному стилю свойственны свои особенности синтаксических построений, свои типичные конструкции, которые вводятся в художественное произведение и взаимодействуют в нем со специальным стилистическим эффектом.

Для разговорной речи, например, характерны избыточность синтаксического построения, перераспределение границ предложения, эллиптические предложения, смещенные конструкции, в которых конец предложения дается в ином синтаксическом строе, чем начало, и, наконец, обособленные друг от друга элементы одного и того же высказывания.

Все эти черты используются для передачи прямой речи: Boy, did I gallop! With those three sons of Africa racing after me and hissing! (K. Mac-In nes. Absolute Beginners)

Полуотмеченные структуры a grief ago представляют собой другой частный случай расхождения между ситуативно обозначающим и традиционно обозначающим. Их следует отличать от случаев транспозиции, где одна существующая в языке структура заменяется другой, также существующей, но характерной в другом употреблении или значении.

Необычное размещение элементов предложения — инверсия

Эмоциональность и экспрессивность могут быть переданы в речи не только специальным выбором слов, как о том шла речь выше, но и особым их размещением.

В английском языке у каждого члена предложения, как известно, есть обычное место, определяемое способом его синтаксического выражения, связями с другими словами и типом предложения.

Нарушение обычного порядка следования членов предложения, в результате которого какой-нибудь элемент оказывается выделенным и получает специальные коннотации эмоциональности или экспрессивности, называется инверсией. Инверсия определяется положением синтаксически связанных между собой членов предложения относительно друг друга.

Изменение порядка слов не может быть неограниченным, оно подчинено некоторым правилам, т. е. используются далеко не все возможные размещения, а только некоторые.

Экспрессивная и функционально-стилистическая окраска инверсии характерна преимущественно для прозы, поскольку в стихах порядок слов подчиняется ритмико-интонационной структуре стиха, а расположение компонентов синтаксических конструкций относительно свободно.

Типические случаи инверсии:

1. Предикатив, выраженный существительным или прилагательным, может предшествовать подлежащему и связочному глаголу: Beautiful those donkeys were! (К. Mansfield.

The Lady's Maid) Этот тип инверсии особенно характерен для разговорной речи, где он часто сочетается с эллипсом, расчлененным вопросом и другими типичными для разговорной речи особенностями: Artful — wasn't it? (К. Mansfield.

The Lady's Maid), Queer how it works out, isn't it? (J. B. Priestley. Dangerous Corner)

В книжной речи эллипса в этом случае нет, зато часто, хотя и не обязательно, следует инверсия связочного глагола и подлежащего: Uneasy lies the head that wears a crown. (W. Shakespeare); Sure I am, from what I have heard, and from what I have seen… (G. G. Byron)

Средством выделения знаменательного глагола-сказуемого служит также постановка его перед подлежащим, за которым следует вспомогательный или модальный глагол: Go I must.

2. Прямое дополнение с целью эмфазы может быть поставлено на первое место: Her love letters I returned to the detectives for filing. (Gr. Greene. End of the Affair)

3.

Определение, выраженное прилагательным или несколькими прилагательными, при постановке его после определяемого придает высказыванию торжественный, несколько архаизированный, приподнятый характер, организует его ритмически, может акцентироваться наречиями или союзами и даже получает оттенок предикативности: Spring begins with the first narcissus, rather cold and shy and wintry. (D. H. Lawrence); In some places there are odd yellow tulips, slender, spiky, and Chinese looking. (D. H. Lawrence)

4. Обстоятельственные слова, выдвинутые на первое место, не только акцентируются сами, но и акцентируют подлежащее, которое при этом оказывается выдвинутым на последнее место, а последнее место также является эмфатической позицией: Hallo! Here come two lovers. (К. Mansfield); Among them stood tulips. (R. Aldington)

Особенная живость и динамичность повествования создается выдвижением на первое место постпозитива: off they sped, out he hopped, up you go.

Переосмысление, или транспозиция, синтаксических структур

Утвердительные по форме предложения могут использоваться как вопросы, если спрашивающий хочет показать, что он уже догадывается о том, каков будет ответ, и ему это не безразлично. Они также могут служить как побуждения к действию.

Так называемые риторические вопросы служат эмфатическим утверждением, а повелительные предложения могут иногда передавать не побуждение к действию, а угрозу или насмешку. Все эти сдвиги, т.е.

употребление синтаксических структур в несвойственных им денотативных значениях и с дополнительными коннотациями, называются транспозицией.

Транспозиция, т. e. прямой порядок слов в вопросах Стэнли (And that's supposed to be cultured? и And this is what you want to study at Cambridge?), насыщает эти вопросы иронией и даже сарказмом. Прямой порядок слов свидетельствует о том, что спрашивающий догадывается, каким может быть ответ.

Риторический вопрос не предполагает ответа и ставится не для того, чтобы побудить слушателя сообщить нечто неизвестное говорящему.

Функция риторического вопроса — привлечь внимание, усилить впечатление, повысить эмоциональный тон, создать приподнятость.

Ответ в нем уже подсказан, и риторический вопрос только вовлекает читателя в рассуждение или переживание, делая его более активным, якобы заставляя самого сделать вывод.

Транспозиция вопросительных предложений возможна не только по типу риторического вопроса с переходом в эмфатическое утверждение, но и с переходом в побудительные и восклицательные предложения, обязательно более экспрессивные, чем формы без транспозиции.

Экспрессивность отрицания

С точки зрения теории информаций информационное содержание каждого сообщения является функцией от вероятности входящих в него элементов. Если утвердительные и отрицательные предложения имели бы одинаковую вероятность в тексте, т.е.

встречались бы одинаково часто, то семантико-синтаксическая характеристика составляющих текст предложений не была бы сама по себе информативной.

Но поскольку на самом деле отрицательные предложения встречаются в среднем во много раз реже, чем утвердительные, их появление оказывается особо информативным.

С другой стороны, экспрессивность отрицания зависит от его функции указывать на то, что связи между названными в предложении элементами реально не существует. В результате всякое отрицание подразумевает контраст между возможным и действительным, что и создает экспрессивный и оценочный потенциал.

На экспрессивности отрицания основывается фигура речи, называемая литотой или преуменьшением (understatement) и состоящая в употреблении частицы с антонимом, уже содержащим отрицательный префикс: it is not unly = it is very ly; he was not unaware of = he was quite aware of.

Конструкция с литотой может иметь разные функции в сочетании с разной стилистической окраской. В разговорном стиле она передает преимущественно воспитанную сдержанность или иронию.

В научном стиле она сообщает высказыванию большую строгость и осторожность: it is not difficult to see = it is easy to see.

Виды и функции повторов

Повтором, или репризой, называется фигура речи, которая состоит в повторении звуков, слов, морфем, синонимов или синтаксических конструкций в условиях достаточной тесноты ряда, т. е. достаточно близко друг от друга, чтобы их можно было заметить.

Так же, как и другие фигуры речи, усиливающие выразительность высказывания, повторы можно рассматривать в плане расхождения между традиционно обозначающим и ситуативно-обозначающим как некоторое целенаправленное отклонение от нейтральной синтаксической нормы, для которой достаточно однократного употребления слова: Beat! beat! drums! — blow! bugles! blow! (W. Whitman)

Многообразие присущих повтору функций особенно сильно выражено в поэзии. Некоторые авторы даже считают повторы стилистическим признаком поэзии, отличающим ее от прозы, и подразделяют повторы на метрические и эвфонические элементы.

К метрическим элементам относят стопу, стих, строфу, анакрузу и эпикрузу, а к эвфоническим — рифмы, ассонансы, диссонансы, рефрен.

Хиазм состоит в том, что в двух соседних словосочетаниях (или предложениях), построенных на параллелизме, второе строится в обратной последовательности, так что получается перекрестное расположение одинаковых членов двух смежных конструкций.

Различают еще эпифору, т. е. повторение слова в конце двух или более фраз, и кольцевой повтор, или рамку. Повторение союзов называется полисиндетон.

Тавтологией принято называть повтор, который ничего высказывания не добавляет. Как видно из приведенных примеров, это относится только к логическому содержанию сообщения, к информации первого типа.

Синтаксические способы компрессии (пропуск логически необходимых элементов высказывания)

Пропуск логически необходимых элементов высказывания может принимать разные формы и иметь разные стилистические функции. Сюда относятся использование односоставных и неполных предложений (эллипс), бессоюзие, умолчание или близкий к нему апозиопезис и зевгма.

Пропуск союзов может быть продиктован требованиями ритма. При длинных перечислениях он дает стремительную смену картин или подчеркивает насыщенность отдельными частными впечатлениями в пределах

общей картины, невозможность перечислить их все.

Использование бессоюзной связи приводит к тому, что синтаксическая цельность сложного единства оказывается выраженной соотношением основных конструктивных единиц и ритмомелодическими средствами, что придает речи большую сжатость, компактность и часто динамичность.

Умолчание и близкий к нему апозиопезис состоят в эмоциональном обрыве высказывания, но при умолчании говорящий сознательно предоставляет слушателю догадаться о недосказанном, а при апозиопезисе он действительно или притворно не может продолжать от волнения или нерешительности. Обе фигуры настолько близки, что их часто трудно различить.

Синтаксическая конвергенция

Синтаксической конвергенцией называется группа из нескольких совпадающих по функции элементов, объединенных одинаковым синтаксическим отношением к подчиняющему их слову или предложению.

К синтаксической конвергенции следует также отнести перечислительные предложения, т. е. бессоюзные сложные предложения, состоящие из ряда однородных сочиненных предложений.

Эффект синтаксической конвергенции может быть основан на семантической неоднородности синтаксически однородных членов.

Силлепсисом называется объединение двух или более однородных членов, так или иначе различающихся в грамматическом отношении.

Фонетическая стилистика

Исполнительские фонетические средства

Исполнительскими называют фонетические средства, допускающие варьирование, имея в виду, что при перекодировании произведения из письменной формы в устную возможны, в известных пределах, некоторые различия в интерпретации его звучания, что, естественно, изменяет и смысловую интерпретацию.

Напротив, фонемный состав текста, его инструментовка и стихотворный размер целиком зависят от автора; эти фонетические средства можно назвать авторскими.

От исполнителя зависят больше всего так называемые просодические элементы, т.е. изменения и противопоставления высоты тона, длительность произнесения, громкость, ускорения и замедления, вообще темп речи, разрывы в произнесении, паузы, расстановка более или менее сильных смысловых и эмфатических ударений.

Авторские фонетические стилистические средства

Авторские фонетические средства, повышающие экспрессивность речи и ее эмоциональное и эстетическое, воздействие, связаны со звуковой материей речи через выбор слов и их расположение и повторы.

В своей совокупности эти средства рассматриваются учением о благозвучии, или эвфонией. Эвфонией, или инструментовкой, называют также и самый объект этого изучения, т.е.

соответствующую настроению сообщения фонетическую организацию высказывания.

Звукописью называется соответствие звукового состава фразы изображаемому, т.е. первой, или денотативной, части сообщения, в то время как инструментовка связана с коннотативной его частью.

Частным случаем звукописи является звукоподражание, т.е. использование слов, фонетический состав которых напоминает называемые в этих словах предметы и явления—звуки природы, крики животных, движения, сопровождающиеся каким-нибудь шумом, речь и различные звуки, которыми люди выражают свое настроение, волю и т. д.

Парономасия – это близость звучания контекстуально связанных слов.

Аллитерация в широком смысле слова есть повтор согласных или гласных звуков в начале близко расположенных ударных слогов: Doom is dark and deeper than any sea dingle. (W. Auden) Аллитерацией называют также повтор начальных букв: Apt Alliteration's artful aid. (Ch. Churchill)

Ассонансом, или вокалической аллитерацией, называется повторение ударных гласных внутри строки или фразы или на конце ее в виде неполной рифмы.

Источник: http://referat911.ru/Inostrannye-yazyki/sintaksicheskaya-foneticheskaya-stilistika/164458-2222918-place1.html

ovdmitjb

Add comment