Irvuz

Доминанта в поведении

Ухтомский А. А. «Доминанта»

Доминанта в поведении

Русский физиолог Алексей Алексеевич Ухтомский ввел в научный обиход понятие доминанты в самом начале ХХ века (10-е годы). Сегодня в ситуации междисциплинарного взаимодействия это учение принимается как психологами, так и физиологами, биологами, неврологами. А. А.

Ухтомский хотел найти новую схему физиологических процессов, которые объясняли бы идею развития организма, описание его направленного активного поведения и способы волевого регулирования этих процессов человеком (ведь доминанта присуща всем живым организмам, но лишь человек может взять ее под контроль). Учитывая эпоху торжества разума, наступившую в России в 20-е годы, моду на все механистическое и рационально управляемое, эти идеи Ухтомского возникли вполне уместно. Остается сожалеть, что в педагогике и психологии того времени они не нашли своего адекватного применения.

Проявление доминанты

Это физиологический процесс, связанный с естественными отправлениями организма. Вначале активизируются внутренние процессы (например, позывы к мочеиспусканию, пубертатный период и т. п.), которые вступают во взаимодействие с внешними объектами, воспринимаемыми как потенциальное средство достижения цели.

Из всей совокупности возможных действий доминанта делает акцент на чем-то одном, наиболее актуальном в данный момент (в связи с возникшей потребностью или концентрацией внутренних ощущений в той или иной области).

Происходит выбор раздражителя, «интересного» и значимого для возникшей доминанты (потому что цель ее – разрешиться естественным путем). Раздражитель обеспечивает постоянное подкрепление, внешние объекты делятся на актуальные раздражители и все прочее.

То есть, реакция обеспечена не только внешним влиянием, но и актуальным состоянием организма, которое, в свою очередь, «запрограммировано» совокупностью предшествующих привычных реакций и сложившихся доминант.

По А. А. Ухтомскому, главными характеристиками очага доминанты выступают следующие: активизация возбудимости, тенденция к самосохранению на протяжении определенного периода, «сбор» внешних раздражителей.

По сути, доминанта является универсальным образованием, которое объединяет не только физиологические процессы, но и мышление, и восприятие. «Не входить в споры и прения потому, что, если сложилась доминанта, ее не преодолеть словами и убеждениями, — она будет ими только питаться и подкрепляться.

Это оттого, что доминанта всегда самооправдывается, и логика – слуга ее», — отмечает А. А. Ухтомский.

К примеру, если подросток влюблен, то это происходит во многом благодаря периоду полового созревания, когда есть психическая и физиологическая готовность к влюбленности, а потом появляется некий объект, на которого проецируется актуальное состояние со всеми его атрибутами.

И если убеждать пылкого юношу, что девушка его недостойна, приводить аргументы против возникшего чувства, проявится совершенно противоположный эффект. Об этом – вся литературная классика, начиная с шекспировской пьесы «Ромео и Джульетта».

Природа доминанты толкает человека на поиск и многократное ее подтверждение (подкрепление) – формируется совершенно определенный угол зрения на происходящее. Подкреплением выступают как позитивные, так и негативные интеракции.

Как справляться с авторитарной властью доминанты?

Сам А. А.

Ухтомский, будучи твердо убежденным в бесполезности прямолинейной «борьбы» с доминантой, считал, что одним из возможных путей разрешения ситуации может стать расширение диапазона доминант (смена впечатлений, расширение восприятия, внедрение нового раздражителя по принципу «клин клином вышибают»). Так, если ребенок хнычет и просит в магазине игрушку, эффективным приемом станет переключение внимания на что-то другое – яркое, необычное или неожиданное.

Важное условие, помогающее справиться с авторитарным началом доминанты, – отслеживание и осознание ее с использованием приема «отстранения». Можно встать словно бы над собственной жизнью и осмыслить, что же движет мыслями, решениями, поступками – изучить свою доминанту.

Подкреплять регулярно креативные, творческие доминанты, способствующие росту и самореализации личности. Известно, что «подпиткой» творческого процесса Оноре де Бальзака был таз с горячей водой: он опускал туда ноги и принимался писать свои романы. В. Маяковский и А.

Белый «вышагивали» и «вытанцовывали» некоторые свои произведения.

Доминанту невозможно устранить, коль скоро она возникла, однако скорректировать, направить и смягчить – вполне возможно. Важно понимать, что она резко слабеет, когда происходит ее разрешение. На этом построен механизм, названный З. Фрейдом сублимацией – смена вектора, «перевод стрелок», чтобы ослабить физиологическую и психическую напряженность.

Довольно эффективным средством является «торможение» доминанты за счет выработки новой.

Например, во многих техниках десенсибилизации используется этот принцип: начинающему вегетарианцу, чтобы освободиться от желания вкусить мясо, часто рекомендуют посмотреть на аппетитно пахнущее блюдо, как на окровавленную тушу в недавнем прошлом, представить глаза животного, воспринять мясо на тарелке, как груду костей и мышц, в которых еще недавно была жизнь. Техника действительно очень эффективна.

Однако важно учитывать: при других одинаковых равных условиях, создание новой доминанты, ослабляющей предыдущую, лучше делать путем мышечного напряжения, через физиологию. Помните, как герой А. Челентано активно рубил дрова в фильме «Укрощение строптивой», чтобы дать разрядку сексуальному напряжению? Не будем забывать, что А. А. Ухтомский исследовал, прежде всего, физиологию организма.

С этой точки зрения невроз выступает патологической доминантой, и тогда его эффективно ослаблять тоже через физические активные действия. Поэтому так популярны сейчас занятия йогой, фитнесом, бегом – мышечное напряжение нейтрализует мощь доминанты, производит естественное переключение организма.

Доминанта в мировой культуре

Если механизм доминанты работает на уровне отдельно взятого человека (организма), то вполне логично предположить, что эти законы работают и на макроуровне. Это подтверждается многочисленными совпадениями в культурах, которые лишены тесного взаимодействия.

Одним из мощных общекультурных механизмов является ритуал (обряд инициации, посвящения).

Это могут быть испытания для юноши, будущего мужчины, подготовка девушки к семейной жизни, аскетическое отречение от мира шамана или жреца, постриг в монастыре – все, что угодно, любое испытание, проверка на прочность, которые нередко связаны и с влиянием на физиологические процессы. И тогда отсутствие инициации замедляет развитие личности, оставляя ее во власти прежних доминант, которые могут не соответствовать реальным задачам, целям и даже возрасту человека и целой нации.

Литература:

  • 1. Ухтомский А. А. Доминанта. Статьи разных лет. 1887-1939. — СПб.: Питер, 2002. — 448 с.
  • 2. Зуева Е. Ю., Ефимов Г. Б. Принцип доминанты Ухтомского как подход к описанию живого: [рус.] // Препринты ИПМ им. М. В. Келдыша. — 2010. — № 14.

Павловская Гражина, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Скачать в DOC Купить книгу на ОЗОН Купить книгу в Лабиринте

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Источник: https://PsychoSearch.ru/biblio/scientific/neurophysiology/369-ukhtomskij-a-a-dominanta

4 доминанты человеческого поведения

Доминанта в поведении

Принцип Доминанты

Как справиться с патологической доминантой

Представьте, что возникло у вас чувство голода.

Какие мысли незамедлительно придут вам в голову? О чем вы будете думать? О еде, понятное дело! Все ваши мысли, словно по команде, перестроятся, чем бы голова ни была занята, в стройную шеренгу, и «шагом марш!» в заданном направлении.

Вы будете думать о том, чего бы вам хотелось поесть, где вы эту еду достанете, как приготовите, с каким удовольствием будете ее кушать. Внимание ваше на этот период только тем и будет занято, что высматривать да вынюхивать, где остановиться и похарчеваться.

Мозг в этот момент словно бы заражен, инфицирован, и инфекция эта — желание, которое по внешнему признаку названо И.П. Павловым «пищевой потребностью». А вот Алексей Алексеевич узрел во всем этом нечто большее, он увидел в этом целый принцип — принцип доминанты.

Центр возбуждения в головном мозгу (доминанта) подавляет все прочие желания и потребности, игнорирует сопротивления, которые, кстати, его только заводят, но ничуть ему не препятствуют, перераспределяет силы и гонит нас в одном, заданном ею — доминантою — направлении.

Или другой пример: вы, не дай бог, влюбились. Что с вами теперь происходит? Была у вас до этого фатального момента (когда любовь нечаянно нагрянула) жизнь, но вот — «бац!» — и привет, нет больше жизни вашей, с молотка пошла.

«Не жить мне без тебя!» — кричит влюбленная особь, кричит и кричать будет до тех пор, пока милый/милая не откликнется, а когда откликнется, тогда вся эта ахинея и навернется.

Но до тех пор, будьте уверены, сумасшествие ее будет столь фантастичным, что и Ван Гог, наверное, позавидовал бы.

 Влюбленный — это все равно что больной: его пожирает, словно паразит, страсть, он пожирает самого себя (фактически влюбленные неизбежно худеют!). О чем бы влюбленный/влюбленная ни думали, мысли, роящиеся в больной голове, подверженные неведомой силе любовного тяготения, неизбежно финишируют на объекте влюбленности — возлюбленном/возлюбленной.

Все прежние увлечения, занятия и интересы, включая друзей и врагов, пропадают, словно бы их и не было вовсе! Все время посвящено ему — «объекту любви». И на работе — мука, и с друзьями — скука, и отдых — не отдых. Внимание не сосредоточить, ничего не получается, все из рук валится, а перед глазами (галлюциноз своего рода) стоит он/она (возлюбленные).

И при пищевом рефлексе, и при половом, и даже в тех случаях, когда в туалет хочется (особенно мы чувствуем это, когда нет возможности удовлетворить сию интимную потребность), и в тысяче других ситуаций правит человеком доминанта («очаг возбуждения в головном мозгу»), которая напоминает чем-то двадцатидюймовый гвоздь, вбитый аккурат в центр темечка. Вот что такое «доминанта».

У человека мощнейшие 4 доминанты

  1. пищевая доминанта, мотивирующая пищевое поведение
  2. дефекационная доминанта, мотивирующая поиск благоприятных условий для выведения побочных продуктов пищеварения

Эти две являются незаменимыми метаболическими доминантами — их нельзя отложить надолго или найти им альтернативу. Это вопрос выживания. Иногда эти доминанты могут даже подавить оборонительный центр мозга. Крайне голодный человек ради пищи откажется сопротивляться насилию, унижению, сломается — хотя далеко не всегда. Если у него развита идейная доминанта, он не сломается перед физическими лишениями.

  3. половая доминанта, мотивирующая поиск полового партнера для приумножения популяции (не только для этого, люди и дельфины единственные существа занимающиеся сексом просто ради удовольствия).

 Половая доминанта невероятно сильна, может зашкалить на долго превратив человека в раба любовной страсти  — аддикта, но с другой стороны может откладываться очень долго или быть аннигилирована без угрозы для жизни индивида.

 Хотя ее отложение или замещение часто вызывает отрицательные эмоции, неврозы и соматические проблемы (проблема с простатой у монахов практикующих целибат).

      4. идейная доминанта, мотивирующая социальные формы поведения, такие формы культуры как творчество, искусство, науку и религию.

Сюда же относится преданность партии, патриотизм, служение религиозным и моральным принципам, охраняемая честь  мундира и достоинство личности, служение кумирам, лидерам,  идеалам, духовность.

ИД может легко подавить естественные физиологический потребности в еде, сексе, дефекации, оборонительный рефлекс, потребность в познании. Человек единственное существо которое потребляет идеи (часто злоупотребляет ими) и ради идей готов иногда даже расстаться с жизнью.

Какая функция идейной доминанты с точки зрения эволюции? 

Ответ:  заместительная, компенсаторная.

Когда с возрастом организм чахнет, его витальные потребности угасают: наслаждение едой оскудеет — да и здоровье не то, диеты, ограничения,  секс все реже и реже, опорожняться и то больно из-за геморроя и боли в пояснице — весь этот жуткий декаданс может скрасить очарованность идеями.

Увлеченность идеями избавляет от скуки, мотивирует, держит в тонусе. Идеи объединяют людей в группы по интересам, они заставляют почувствовать свое интеллектуальное превосходство, смотреть с высока на животных: мы не какие-то недоразвитые обезьяны.

Пожилые люди могут собираться вместе и обсуждать политику, занимать свое время чтением газет и просмотром новостей, или заниматься творчеством, писать мемуары, интеллектуально одаренные посвящают остаток жизни научным изысканиям, менее интеллектуальные впадают в религиозный догматизм — ибо это утешает душу и готовит к вечной жизни…бессмертию.

А сама доминанта бессмертия формируется развитым воображением (впрочем не без помощи идеологической обработки).

Воображение даёт нам особое преимущество — мы можем получить желаемое в любой момент, ничего особо не делая. Воображение это волшебная палочка, машина времени,  которая уносит нас в светлое будущее. Психологи знают, что одна из функций воображения — эмоциональная.

Вообрази себе желаемое и это поднимет эмоциональный тонус, снимет стресс. Воображение замещает неудовлетворенные потребности: помечтал и отпустило. Духовность в меру — это  замечательный и дешевый способ снижения экзистенциональной фрустрированности.

И это нормальное явление данное нам эволюцией. Личное самосохранение финально — это очень и очень огорчает.

Но в своем воображении я преодолеваю финальность земной жизни , вижу себя восставшим из праха, вечно молодым, счастливым и танцующим в райских кущах — это так вдохновляет, утешает, снижает тревогу.

Друзья, воображение прекрасная способность —  пользуйтесь этой способностью. Но не перебарщивайте, не злоупотребляйте идеями. Не превращайтесь в наркодилера грёз.

Избыточное потребление и распространение воображаемых идей вредно для вашего здоровья и здоровья окружающих. Когда чьи-то личные фантазии становятся паразитическими массовыми мемами — это уже проблема.

Парадокс в том, что религия  во благо, только если это лично выпестованная религия (не коммунальная), обещающая тебе вечные блага.

Но часто для того чтобы поддерживать доминанту бессмертия нужны социальные плацебо-доказательства: учения пророков, храмы, святые места, культовые личности, сакральные книги, мистерии, соборы, ритуалы…т.е. организованность культа, а значит и неизбежное инфицирование окружающих паразитическими мемами.

Н.М.Амосов пишет:

Под властью ИДЕЙ

Власть идеи — это когда что-то одно (или кто-то) становится важнее чем родственники, семья, дом, земная любовь, здоровье, природа, карьера — все это вместе взятое.

Когда фокус внимания замораживается на одной доминанте, остальное безжалостно обесценивается. Это может быть кумир или объект любовной страсти на ком свет клином сошёлся.

Взгляни, тут примесь липкой идеи, которая заставляет идеализировать человека, превращая его в икону, а тебя в почетного донора жизненной силы.

https://www.youtube.com/watch?v=L1D3Bd5_t6c

Фундаментальное отличие человека от других животных в том, что человек может жить и умереть ради идеи. Человечество зачарованное идей, как бы освобождается от диктатуры генов. Ни один вид живых существ не способен «забить» на биологическую программу размножения, добровольно отказываясь от деторождения.

Лосось преодолевает сотни километров против течения чтобы достичь места нереста. Нет силы которая способна остановить гон оленей, со всеми сопутствующими брачными ритуалами. А человек одержимый идеей принимает монашеский постриг.

Какое животное способно участвовать в массовом геноциде своих сородичей ради торжества коммунизма, капитализма, ислама, христианства? А люди запросто! Для этого нужно быть готовым жить и умереть за идею (читай Идеал).

Самая первая чарующая идея человечества — религиозная.

Об этом свидетельствуют многочисленные раскопки захоронений палеолита. С чего бы это тратить свое драгоценное время и силы: рыть могилы, сыпать курганы, закапывать с умершими ценную утварь, одежду, орудия труда и охоты, еду, масло?

Ни одно животное не погребает сородичей. Им даже не придет это в голову, ведь они не осознают свою смертность.

Как только сапиенсы серьезно задумывались о своей телесной конечности, они стали делать удивительные вещи, которые как бы символически показывали, что смерть хотя неизбежна, но не окончательна.

Могила или курган — это символ материнской утробы. Они наблюдали, что многое в природе подчиняется циклам увядания и обновления….Живое умрет, мертвое возродится.

Мы не знаем какого гения осенила боговдохновенная идея победившая смерть — осознание своего родства с иномиреьем, с Абсолютом, с Богом

Озабоченность Идеалом

Так устроены люди, что без высокой идеи жизнь кажется бессмысленной, малоценной. Когда есть абиологичная идея, то ради нее даже страдания и смерть становятся желанными. Говорят: «страдания очищают, нам даны скорби, для спасения и просветления…» В этом и трагедия и пафос человека.

С одной стороны прыгает по планете вчерашняя обезьяна, еще хвост не отвалился.

С другой стороны совсем и не животное (за такой эпитет можно и в табло получить, оскорбление): покорение космоса, искусственный интеллект, генная инженерия, социальные и религиозные утопии, трансгуманизм, искусство ради искусства, культурный отрыв от дикой природы, духовность шкалит…

Идеалисты в крайнем проявление вообще гиперэнергичные особи, аж до буйства и фанатизма: им больше всех нужно менять мир, переустраивать все, увлекать массы своими идеалами. Энтузиазм зашкаливает. Все политические и религиозные вожди идеалисты. Ученые, изобретатели, первооткрыватели…

В чем же секрет этой абиологичности?

Большая избыточность мозга вытолкнула нас из природы. Теоретически для выживания человечества достаточно половина веса среднестатистического мозга ( 1310/2=655гр), при условии что нет конкуренции с родственным видом. Мега мозг порождает воображение, которое создает абиологичные идеи и подчиняет мозг этим идеям.

Вот такой баг. Великие идеи требуют жертв и крови — иначе в чем величие идеи, если за нее нельзя отдать жизнь? Без идей жизнь скучна, бессмыслена, примитивна (особенно русскому человеку) и часто заканчивается саморазрушающим бунтом.

Логика которого: либо жить, страдать и умереть ради высокого и светлого, либо не стоит жить вообще.

Особенно притягателен религиозный фанатизм, как апофеоз абиологичности.

Жить ради высокой духовности всегда означает приносить себя в жертву, страдать и мучаться, терпеть скорби, преодолевать соблазны, сатанинские искушения, восстание плоти.

И эти очищающие страдания(аскезы), с позиции абиологичных идеалистов, сладостны и более желанны чем самоудовлетворенная праздная и роскошная жизнь тупых буржуев, материалистов, мещан, олигархов, падших грешников и прочих дегенератов, моральных уродов, живущих ради мамоны.

Большинство мировых религий — пусть познания через страдания, поскольку провозглашают самоотрицание животной природы (борьба с плотью, невидимая брань и тд). Поэтому у верующих на 60% проповедь о скорбях и покаяниях, и на 40% догматизация — как хорошо и справедливо будет жить праведникам после смерти в идеальном мире.

Если человек не может жить и умереть ради идеи, то чем он отличается от животных?

Есть ли какая-то идея равноценная Жизни или ценнее? Патриотизм? Коммунизм? Евангелизация Африки? Если такая идея есть то в психиатрии это называется «патологическая доминанта», «идея фикс».

До смерти борись за Истину! А иначе что это за Истина, если за нее нельзя пролить кровь?

Профилактика упоротости идеями — радикальный гуманизм и цифровая диета,  недельные посты на новости сми.

«Еще раз – отрицать любую надчеловеческую идею по простой причине: не может быть идеи более важной, чем сам человек.»

Простая но глубокая мысль у  С. Алексиевич: «иди и сторожи в себе человека, человеком быть очень трудно«.

Опасное дело — убедить человека, что он во всем подобен животному, не показав одновременно и его величия. Не менее опасно убедить его в величии, умолчав о низменности. Еще опаснее — не раскрыть ему глаза на двойственность человеческой натуры.

Благотворно одно — рассказать ему о той его стороне, и о другой. Человек не должен приравнивать себя ни к животным, ни к ангелам, не должен и пребывать в неведении о двойственности своей натуры.

Пусть знает, каков он в действительности»  Блез Паскаль

Олег Яриго

Источник: https://yarigo.wordpress.com/2016/08/29/4-%D0%B4%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D0%BD%D1%82%D1%8B-%D1%87%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BF%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F/

Принцип доминанты по А.А. Ухтомскому — Психологос

Доминанта в поведении

Автор — © И.Л. Викентьев, 1991 г.

С сайта Экспертные системы «ТРИЗ-ШАНС»

До 80% французских телезрителей не высыпаются, ибо не могут найти силы выключить телевизор до конца телепередачи.

Отдел писем телестудии завален посланиями: «Из-за этой дряни вы заставили нас сидеть до полуночи!», «Сделайте хоть перерыв для ужина!», «Ваша отвратительная передача отняла столько времени, а у меня масса срочной работы».

Казалось бы: передачу смотрят взрослые люди и нет ничего проще взять и повернуть ручку переключателя. Но что-то им помешало сделать это…

А вот пример более положительный: «Если вы представите себе человека, — рассказывала жена известного изобретателя Томаса Эдисона, — живущего в состоянии непрерывного возбуждения, не видящего ничего, что не связано непосредственно с решаемой задачей, то вы будете иметь точное представление об Эдисоне во время работы».

Пора из столь противоположных примеров сделать вывод. Он хорошо известен психофизиологам: деятельность человека во многом определяется доминантой — устойчивым очагом повышенной возбудимости в коре и/или подкорке головного мозга. Это и есть таинственное «что-то».

Доминантный очаг способен стягивать внешние раздражители (подобно тому, как откликается на любой толчок больной зуб или палец).

Оценим: каждый нормальный человек все время — даже во сне — думает. Но о чем? Где новые мысли? Увы, их часто нет: из-за доминантных очагов мысли редко сбиваются со своего круга… Хотя, казалось бы, каждый волен думать, что хочет, он не всегда волен решить, что ему хотеть…

Недаром Бернард Шоу писал: «Не многие думают чаще, чем два или три раза в год. Я добился мировой известности благодаря тому, что думаю раз или два в неделю…

» Да, застойный очаг, с одной стороны, физиологическая основа вредных стереотипов, инерции мышления (вспомним пример с французскими телезрителями), а с другой — основа творческого «осенения», «озарения».

Отсюда столь популярные в творческой среде истории про «озарения» — ванну Архимеда, яблоко Ньютона, чайник Уатта, пасьянс Менделеева. Из-за стягивания внешних раздражителей и постоянной подпитки ими доминанты даже случайное впечатление может вызвать в воспаленном мозгу искомое решение. А может — и ложный вывод.

Наиболее полно и последовательно исследовал механизм доминанты Алексей Алексеевич Ухтомский (1875-1942 г.г.).

«Сравните ваши переживания, когда вы встречаете вновь в вашей памяти давно знакомый вам образ конуса.

Вы знаете, что, кроме известных вам геометрических свойств, в нем не найдете ничего нового, и, использовав его для данного момента, вы откладываете его в склады памяти без всяких перемен.

Конус для вас, так сказать, решенный интеграл, успокоенный, зафиксированный, навсегда однозначный препарат, лишенный всего «субъективного».

Сравните, с другой стороны, ваши переживания, когда после разлуки вы встречаете старого друга.

Все прежние волнения переживаются вновь, жадно избираются новые впечатления, и, когда прежний друг уходит опять, вас удивляет, как образ его переинтегрировался для вас, — от того ли, что вы сами изменились, от того ли, что он оказался теперь не тем, что вы о нем думали. Друг остался для вас волнующим мучительным образом, наполненным «субъективными» оценками.

Старая доминанта возобновляется или для того, чтобы при новых данных обойтись при помощи старого опыта или для того чтобы по новым данным переинтегрировать старый опыт».Ухтомский А. А., «Доминанта и интегральный образ», 1924

Как возникает доминанта? В своем развитии она проходит три стадии.

Первая стадия

Доминанта возникает под влиянием внутренней секреции (например, полового созревания) и внешних раздражителей. В качестве поводов для подпитки доминанта привлекает самые разнообразные раздражители.

Вспомним, как видит Андрей Болконский Наташу Ростову на первом балу в Петербурге: «Он любовался на радостный блеск ее глаз и улыбки, относившейся не к говореным речам, а к ее внутреннему счастью…

вы видите, как меня выбирают, и я этому рада, и я счастлива, и я всех люблю, и мы с вами все это понимаем, — и еще многое, многое сказала эта улыбка».

Вторая стадия

Это стадия образования условного рефлекса по И.П. Павлову, когда из прежнего множества действующих возбуждений доминанта выделяет группу, которая для нее особенно «интересна», — идет выборка раздражителя для данной доминанты… «… князь с бережливо-нежным выражением стоял перед нею и говорил ей что-то.

Она, подняв голову, разрумянившись и, видимо, стараясь удержать порывистое дыхание, смотрела на него. И яркий свет какого-то внутреннего, прежде потушенного огня опять горел в ней. Она вся преобразилась. Из дурной опять сделалась такой же, какой она была на бале».

Отметим: на балу раньше Наташа возбуждена, красива и счастлива для всех; теперь она хороша, и возбуждена, и счастлива для одного князя Андрея; доминанта нашла своего адекватного раздражителя.

Третья стадия

Между доминантой и внешним раздражителем устанавливается прочная связь так, что раздражитель будет вызывать и подкреплять ее.

Внешняя среда целиком поделилась на отдельные предметы, лишь части из которых отвечает определенная доминанта.

И уже даже не сам князь Андрей, а лишь его имя тотчас вызывает в Наташе ту, единственную среди прочих, доминанту, которая некогда создала для Наташи князя Андрея.

Перечислим основные свойства доминантного очага, установленные А.А. Ухтомским:

  • повышенная возбудимость,
  • инерция во времени (доминанта существует, хотя раздражение великовато) и, самое главное,
  • способность суммировать внешние раздражители, «само-подпитываться ими».

Ухтомский А.А. Доминанта, «Наука», М.-Л., 1966 г.

Пример

Вот отрывок из письма девушки психотерапевту: «Больше всего меня расстраивают уши, я их ненавижу за форму и величину. Все время о них думаю. Даже мерещится постоянно что-то об ушах — моих, конечно. Слушаю, допустим, песню Высоцкого «Спасите наши души», воспринимаю как «Спасите мои уши».

Я уже несколько раз обращалась к косметологам, но те утверждают одно и то же: дескать, уши абсолютно нормальные, и нечего дурака валять. А не нравится — обратись к психиатру, он тебе живо мозги на место поставит. В общем, нигде ни сочувствия, ни утешения.

Поначалу я думала, что все косметологи, у которых я консультировалась, сговорились: никто не хотел меня всерьез выслушать, а потом поняла, что никакого сговора нет».

Буянов М.И. Ребенок из неблагополучной семьи: записки детского психиатра, М.: Просвещение, 1988, стр.172.

Принцип доминанты — принцип функционирования организма, и, оказывается, никаких перегородок между инерцией мышления, обыденным и творческим мышлением нет.

«Не входить в споры и прения потому, что, если сложилась доминанта, ее не преодолеть словами и убеждениями, — она будет ими только питаться и подкрепляться. Это оттого, что доминанта всегда самооправдывается, и логика — слуга ее», — писал А.А. Ухтомский.

Вспомним самооправдание: «Поначалу я думала, что все косметологи, у которых я консультировалась, сговорились…

» «А трагизм в том, — продолжает Ухтомский, — что человек сам активно подтверждает и укрепляет в других то, что ему в них кажется: а кажется в других то, что носишь в себе самом. Проходит мимо Красота и Чистота, а люди усматривают грязь, ибо носят грязь в себе.

Вот — возмездие! И выход тут один: систематическое недоверие к себе, своим оценкам и своему пониманию, готовность преодолеть себя ради другого, готовность отбросить свое ради другого».

Что же советует А.А. Ухтомский?

Во-первых, иметь много доминант (вспомним освежающий эффект от новых поездок и встреч). Во-вторых, пытаться осознать свои доминанты — быть не их жертвой, а командиром.

(Вероятно, на подобном механизме осознания подкорковых доминант основан эффект психологических бесед по методу Зигмунда Фрейда). В-третьих, подпитывать свои доминанты, связанные с творческим процессом.

Например, неоднократно отмечалось стимулирующее влияние (подпитка) доминанты с помощью ходьбы или музыки. Так, любили на ходу обдумывать свои проблемы Жан Жак Руссо, В. Гёте, П.И. Чайковский, В.И. Ленин и др.

(К сожалению, выдающийся русский физиолог А.А. Ухтомский, принадлежащий скорее к школе И.М. Сеченова, чем являвшийся последователем И.П. Павлова, очень мало известен в среде педагогов и психологов).

Источник: https://www.psychologos.ru/articles/view/princip-dominanty-po-a.a.-uhtomskomu

ovdmitjb

Add comment